Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/686]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/url]
 

OCR
вердить над нею свою суперматию, обратив ее в орган
своей светской политики. Само собой разумеется, что
властолюбие императоров — не единственная причина
такого порядка вещей. В глазах массы христиан император
— защитник веры — является центром христианского
общества и поэтому — повелителем цецкви. К нему
обращаются и епископы для решения своих догматических
споров, причем, как водится, те, кояиу удается склонить
его в свою пользу, признают за ним право авторитетного
вмешательства в дела веры, отрицаюгг же это право те,
против кого власть императора обращается. Если, с одной
стороны, император стремится к главенству в делах веры,
то, с другой, и иерархия стремится обратить догматы в
принудительные юридические нормы. Языческое прошлое
империи, где не было особого жреческсого класса и всякий
светский магистрат мог отправлять якреческие функции,
не подготовило общество к различению духовного и свет-
ского порядков, и мы видим, как и в христианской
империи то и другое переплетается и смешивается. На
Востоке, где светская власть сравнительно сильна, это
смешение ведет к преобладанию светской власти, которая
узурпирует функции церкви.
Совсем другое происходит на Запаще. Здесь в течение
всего IV-ro и V-ro веков вплоть до! падения Западной
империи мы видим, с одной стороны, постепенное умале-
ние светской власти, а с другой — быстрый рост и
усиление независимого епископата. Быстро развиваясь,
духовная власть здесь господствует над мирской областью,
подчиняя себе в конце концов и саму императорскую
власть. Это отличие Запада от Востокса вызвано сложной
совокупностью культурно-историческиж условий.
На Западе христианская империя tc самого начала не
имела почвы под ногами и была осу/ждена на бессилие.
Перенося свою резиденцию на Востож, Константин чув-
ствовал, что он не в состоянии сломить преданий язы-
ческого Рима, и мечтал лишь о tomi, чтобы самому от
них освободиться. Язычники на Запасе составляли в то
время большинство и были в Риме господствующей силой.
Язычниками был заполнен сенат. Рим! оставался центром
684