Августин Аврелий. Творения. Том 2. Теологические трактаты

Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354- 430) — величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данной книге представлены преимущественно теологические трактаты Блаженного Августина: «О согласии Евангелистов» (в нем Августин дает толкование наиболее противоречивых мест из Нового Завета, стремясь доказать, что между евангелистами не было и быть не могло никаких разногласий) и «О книге Бытия» (посвященный буквальному толкованию первых глав Книги Бытия). Главной целью этой работы являлось показать преемственность книг Ветхого и Нового Заветов. В приложении приведены ранние редакции отдельных глав этой книги, что позволяет при сопоставлении с более поздней авторской редакцией проследить эволюцию взглядов Августина-теолога. Открывает издание одна из наиболее поздних работ Августина «Энхиридион Лаврентию о вере, надежде и любви», посвященная не только философско- теологическим, но и этическим вопросам. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-2-2000/388]Августин Аврелий. Творения. Т.2. Теологические трактаты. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. ISBN 5-89329-213-8[/url]
 

OCR
КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ
Глава I
"Так совершены небо и земля и все воинство их. И
совершил Бог к седьмому дню дела Свои# которые Он
делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые
делал. И благословил Бог седьмый день, и освятил его,
ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил
и созидал" (Быт. II, 1 — 3).
Надо приложить немало усилий, чтобы понять то зна-
чение, какое писатель придавал этим шести дням: прошли
ли они совсем, или, с прибавлением к ним дня седьмого,
повторяются в круговращении времен, хотя и не самими
делами, но, по крайней мере, своим наименованием, ибо
во времени, взятом совокупно, бывает немало дней, похо-
жих на минувшие, но один и тот же день никогда не
повторится; итак, трудно понять, прошли ли те дни, или
же, тогда как наши дни ежедневно минуют, те дни остаются
(доселе) в самих основаниях вещей, так что не только в
первых трех днях, до появления светил, но и в остальных
трех под словом "день" разумеются виды творимых вещей,
а под ночью — отсутствие или недостаток вида, или, если
найдется лучшее слово, нечто такое, что обозначает (мо-
мент) лишенности вида при переходе от бесформенности
к форме (а такой переход потенциально присущ любой
твари, за исключением, возможно, высших небесных соз-
даний, когда, в целях восполнения красоты в низших
предметах, происходит уничтожение старого и возник-
новение нового); затем, вечер — это как бы окончание
завершившегося творения, а утро — начало нового, ибо
всякая сотворенная природа имеет свое начало и свой
конец. Но какое бы мы не приняли объяснение того, что
в первых трех днях понималось под утром, вечером и
ночью, это не помешает нам приступить к рассмотрению
совершенства шестеричного числа с точки зрения самой
внутренней природы чисел, умственно созерцая которую
мы исчисляем и выражаем числами все, что доступно
нашим телесным чувствам.
386