Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/94]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742[/url]
 

OCR
— Знаешь ли, по крайней мере, что ты живешь?
— Знаю.
— Знаешь, следовательно, и то, что имеешь жизнь?
Никто ведь не может жить иначе, как жизнью.
— Знаю, — говорит, — и это.
— А о том, что имеешь тело, знаешь?
— Разумеется.
— Итак, ты знаешь уже и то, что состоишь из тела
и жизни?
— Между прочим, знаю и это; но ограничивается ли
все только телом и жизнью, или же существует еще
что-нибудь, этого я не знаю.
— Итак, — говорю, — в теле и душе ты не сомне-
ваешься, но не знаешь, нет ли чего еще, что служило бы
к восполнению и усовершенствованию человека?
Навигий согласился.
— Что это за такое "еще", — говорю, — мы рассмотрим
в другой раз; а теперь, поскольку все согласны, что человек
не может быть ни без тела, ни без души, я спрашиваю:
ради чего из них двоих мы нуждаемся в пище?
— Ради тела, — ответил Лиценций.
Остальные же засомневались и стали рассуждать о том,
что пища скорее необходима не для тела, но для жизни,
а жизнь, между тем, принадлежит только душе.
— Кажется ли вам, — сказал я тогда, — что пища
имеет отношение к той части, которая, как мы это
наблюдаем, от пищи возрастает и делается крепче?
С этим согласились все, за исключением Тригеция,
который возразил:
— Отчего же я не продолжаю расти вследствие своей
прожорливости?
— Все тела, — ответил я, — имеют свой, природою
установленный размер, переростать который они не могут;
однако они делаются меньше в объеме, если им недостает
пищи, как это легко заметить на примере животных. И
никто не сомневается, что тела всех животных худеют,
лишившись пищи.
— Худеть, — заметил Лиценций, — отнюдь не значит
уменьшаться.
91