Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/478]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742[/url]
 

OCR
лета Твои — не всегдашний ли, один и тот же непрерывный
день? Сколько дней и лет наших протекли через этот
Твой неизменный день, в нем и через него изменяясь,
сколько еще протечет! И все наше прошлое, все будущее
— все у Тебя в Твоем вечном сегодня. Кому-то неясны
слова мои? — что за беда! Пусть молится не о том, чтобы
искать Тебя, но чтобы найти, ибо стократ лучше не искать,
но найти, чем, ища, не находить Тебя.
Глава VII
Услышь меня, Господи! Горе грехам человеческим! Так
говорит человек, и Ты милосердствуешь о нем, ибо Ты
сотворил его, но не грех — в нем. Кто расскажет мне о
младенчестве моем, кто откроет мне грехи его? Ибо кто
чист от греха пред Тобою? Никто, даже младенец, хотя
бы он прожил один только день. Кто поведает мне об
этом? Неужто другой младенец, в котором я увижу пре-
грешения свои?
Итак, в чем я тогда погрешил, или чем? Не тем ли,
что, рыдая, жадно раскрывал рот, ловя сосцы матери моей?
Ведь, раскрывай я подобным же образом рот сейчас, не
в поисках материнского молока, конечно, а для принятия
соответствующей моему возрасту пищи, я подвергся бы
насмешкам и справедливому осуждению. Следовательно, и
тогда я делал нечто предосудительное, но так как не
понимал этого, да и не мог понимать, вряд ли это могло
быть поставлено мне в вину. Осознание этого приходит
с годами, но я не видел ни одного разумного человека,
который бы, выметая из дома сор, выбрасывал и полезные
вещи. И хорошо ли было, даже со скидкой на младенчество,
плачем требовать недолжного, сердиться и негодовать на
непослушных старших, даже на родителей, царапаться и
драться и по мере сил всячески вредить за то, что не
исполняли они детских капризов и причуд? Нельзя упрекать
младенцев за слабость и немощь их тел, но душевные
изъяны заслуживают порицания. Мне довелось видеть,
например, завистливого малыша: он еще не умел говорить,
475