Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/463]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742[/url]
 

OCR
и телесной, служащей Ему твари? Если одно только это
будет нами познано, дух наш освободится от всякого
детского легкомыслия и в него введена будет святейшая
религия.
51. Итак, отбросив и отдалив от себя театральные и
поэтические бредни, будем питать и п^ить дух свой
рассмотрением и истолкованием Божественных писаний,
— дух, снедаемый голодом и жаждой пустого любопытства
и тщетно стремящийся обновить и насытить себя пустыми
призраками, как бы разнообразными явствами: вот истинно
свободная и благородная школа, в которой мы получим
здравое воспитание. Если услаждают нас чудеса и прелести
зрелищ, будем преисполняться желанием созерцать ту
премудрость, которая быстро распространяется от одного
конца до другого и все устраивает на пользу. Ибо что
может быть удивительнее бестелесной силы, создавшей
телесный мир и управляющей им? Или что прекраснее
силы, упорядочивающей и украшающей этот мир?
52. А если все согласны с тем, что это ощущается
телом и что дух лучше тела, то разве дух сам по себе
ничего не созерцает? Или разве созерцаемое им может
быть чем-либо иным, как не гораздо более превосходным
и возвышенным? Напротив, получив со стороны того, о
чем мы судим, импульс к созерцанию того, что служит
основанием для предмета нашего суждения, и обратившись
от произведений искусства к закону искусства, мы будем
уметь созерцать тот образ, в сравнении с которым пред-
ставляется отвратительным то, что по благости Божьей —
прекрасно. "Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Бо-
жество, от создания мира через творения видимо" (Рим.
I, 20). В этом заключается возвращение от временного к
вечному и преобразование из жизни ветхого человека в
человека нового. А что же есть такого, от чего человек
не мог бы получать импульс к исканию добродетели, когда
он может быть побуждаем к тому даже самими пороками?
Ибо чего иного ищет любопытство, как не познания того,
что не может быть достоверно познано, т. е. вечного и
всегда неизменно существующего? К чему иному стремится
гордость, как не к могуществу, состоящему в легкости и
460