Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/385]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742[/url]
 

OCR
угаснуть, если не будет отделена от разума. Отделиться
же, как мы доказали выше, она не может. Следовательно,
она не может и умереть.
7. Отвращение души от разума, следствием которого
бывает глупость, не может не сопровождаться для нее
убытком. Если обращение к разуму и привязанность к
нему дает ей известное превосходство,* так как она
причисляется к вещам неизменным, какова, в частности,
истина, представляющая собой самое высшее и первона-
чальное, то отвращение от него уменьшает для души все
это, что и составляет убыток. Всякий же убыток ведет к
ничтожеству, а под смертью, в прямом смысле слова, и
следует понимать то, что нечто, бывшее чем-либо, ста-
новится ничем. Склоняться к ничтожеству, значит скло-
няться к смерти. Если душа такой убыли не подвергается,
то трудно сказать, кто, собственно, ей подвергается; а со
всем этим соединяется и остальное.
Не следует, однако, думать, что склоняющееся к ничто-
жеству непременно умирает, т. е. достигает последней
степени ничтожества. Так, всякое тело — часть чувствен-
ного мира, а потому чем оно больше и чем более занимает
места, тем оно более приближается к целому (миру), и
насколько это делает его большим, настолько оно и больше.
Ибо целое больше, чем часть. Поэтому же уменьшаясь,
оно, естественно, становится меньше. Следовательно,
уменьшаясь, оно подвергается убыли. Уменьшается же оно
прежде всего тогда, когда что-либо от него отсекается. Из
этого, вроде бы, следует, что подобное отсечение ведет
тело к уничтожению. Но никакое отсечение не доводит
до ничтожества. Ибо всякая остающаяся часть продолжает
быть телом, а всякое тело занимает в пространстве какое-
нибудь место. А это было бы невозможно, если бы оно
не имело частей, каждая из которых, в свою очередь, не
могла бы быть отсечена. Следовательно, через бесконечное
сечение оно может уменьшаться до бесконечности, под-
вергаться через это убыли и склоняться к уничтожению,
хотя дойти до ничтожества не может никогда.
То же можно сказать и относительно самого простран-
ства и какого угодно расстояния. Определив их и отняв
382