Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/284]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742[/url]
 

OCR
Августин. Значит, ясно и то, что нет никакой разницы,
сказать ли "назвал словом "да", или же "наименовал" то,
что было во Христе.
Адеодат. Вижу, что это так.
Августин. Возможно, что теперь ты также видишь и
то, что я хотел тебе показать.
Адеодат. Еще не вполне.
Августин. Не видишь, значит, что имя — это то, чем
называется известный предмет?
Адеодат. Это для меня несомненно.
Августин. Смотри же: "да" — имя, если им называется
то, что было в Иисусе Христе.
Адеодат. Не стану этого отрицать.
Августин. Но если бы я спросил тебя, к какой части
речи относится "да", ты, думаю, сказал бы, что оно —
не имя, а слово, хотя наша аргументация и показывает,
что оно — имя.
Адеодат. Похоже на то.
Августин. Сомневаешься ли еще, что именами бывают
и прочие части речи, как мы сейчас и показали?
Адеодат. Не сомневаюсь, поелику допускаю, что они
обозначают собою нечто. Но если бы ты спросил о самих
обозначаемых ими вещах, как называется или какое носит
имя в отдельности каждая из них, я не мог бы дать тебе
другого ответа, кроме того, что это части речи, которые
не называются именами, но которые, как вижу, мы имеем
все основания называть именами.
Августин. А не опасаешься ли ты, что найдется человек,
который расшатает эту нашу аргументацию, сказав, что
апостолу следует приписывать авторитет не слов, а пред-
метов, а поэтому основание нашего убеждения не столь
уж и твердо, как нам это кажется. Ведь не исключено
же, что Павел, хотя он жил и учил самым правильным
образом, однако, когда сказал: "в Нем было "да", выразился
неточно, тем более, что и сам он признает себя неискусным
в слове (2 Кор. XI, 6). Как бы, по-твоему, следовало нам
опровергнуть этого человека?
Адеодат. Не имею ни малейшего понятия, а потому
прошу тебя отыскать среди мнений людей, обладающих
281