user:
pass:

Беседы старообрядцев Белокриницкой иерархии с старообрядцами поморцами в Москве, в 1913 году

Беседа 1. О поморском наставничестве. (25 августа)

Библиографическая ссылка: Беседы старообрядцев Белокриницкой иерархии с старообрядцами поморцами в Москве, в 1913 году. Беседа 1. О поморском наставничестве. (25 августа). — Москва, 1913

Стенографическая запись

Количество символов: 155831

показать коды

Содержание

Предисловие

Первая речь Ф. Е. Мельникова

Первая речь Ф. Ф. Румянцева

Вторая речь Ф. Е. Мельникова

Вторая речь Ф. Ф. Румянцева

Третья речь Ф. Е. Мельникова

Третья речь Ф. Ф. Румянцева

Четвертая речь Ф. Е. Мельникова

Четвертая речь Ф. Ф. Румянцева

Пятая речь Ф. Е. Мельникова

Пятая речь Ф. Ф. Румянцева

Шестая речь Ф. Е. Мельникова

Шестая речь Ф. Ф. Румянцева

Седьмая речь Ф. Е. Мельникова

Седьмая речь Ф. Ф. Румянцева

Предисловие

По предложению начетнической комиссии при Московском Братстве Честнаго Креста старообрядцев Белокриницкой иерархии, в Москве устроены были в 1913 г. публичныя беседы поименованных старообрядцев с представителями совета соборов поморскаго общества. Между ними были заключены следующия условия:

1. Беседы провести публично в аудитории московскаго Политехническаго музея 25, 26, 27, 29, 30 августа и 1 сентября по шести вопросам, перечисленным в прилагаемой при сем программе.

2. Собеседники обеих сторон пользуются на беседах во всем равными правами.

3. Все шесть бесед начинаются речами представителей Братства и оканчиваются речами представителей соборов поморскаго общества.

4. Каждая речь собеседников не должна продолжаться более 20 мин. Таких речей с обеих сторон должно быть не более десяти, по пять с каждой стороны, одиннадцатая очередная речь продолжается не более 10 мин., а двенадцатая, заключительная - не более 5 минут. В одиннадцатой и двенадцатой речах собеседники не должны приводить каких-либо новых доказательств.

5. Собеседники не должны уклоняться от вопроса данной беседы. Когда беседа идет об одной стороне, то собеседники не должны касаться верований, положений, истории и дел другой стороны. Беседы должны вестись в мирном, спокойном, братолюбивом тоне; собеседники обязаны избегать личных упреков, осуждений и вообще резких и укорителъных выражений.

6. На беседах председательстует уполномоченный от Братства. Председатель наблюдает за ведением бесед и за исполнением настоящих условий.

7. Для наблюдения за общим порядком и чинностью на беседах избираются два уполномоченных от Братства и два уполномоченных от совета соборов. Уполномоченные эти следят за тем, чтобы публика не вмешивалась в беседы, чтобы в помещении, где происходят беседы, соблюдалась должная тишина и чтобы публика не выражала собеседникам ни одобрения, ни порицания.

8. Каждая беседа начинается пением молитвы «Царю Небесный» и заканчивается пением «Достойно есть» сначала со стороны Братства, а затем со стороны совета соборов.

9. Перед началом каждой беседы статьи 2-8 настоящаго условия прочитываются во всеуслышание.

10. Все хлопоты и расходы по снятию помещения для собеседований, по получению разрешения на ведение собеседований от администрации, по производству стенографической записи собеседований и вообще все прочие расходы Братство принимает целиком на свой счет. Братство же устанавливает и пользуется входной платой и всеми другими доходами от собеседований.

11. Братство представляет совету соборов 20 безплатных входных билетов на все беседы и разрешает пропуск певцам от совета соборов в количестве не более шести человек по особым контрамаркам. Собеседники должны также иметь входные билеты.

12. По окончании собеседований Братство передает секретарю совета соборов Н. П. Ануфриеву безплатную копию стенографической записи бесед для проверки точности записи и внесения необходимых поправок и заполнения пропусков, после чего оба экземпляра записи скрепляются подписями всех собеседников или их доверенных. Текст скрепленной записи служит основой для печатания собеседований, но может быть подвергнут каждой стороной литературной обработке, которая, не касаясь доказательств (текстов и цитат), имеет целью сделать печатныя беседы литературными по форме и общепонятными по содержанию, при чем в этой обработке не допускается развитие высказанных собеседниками мыслей. Такой обработанный текст скрепляется еще раз всеми собеседниками или их поверенными и служит окончательным текстом для печати.

13. Братство печатает собеседования целиком на свои средства. Уполномоченные Братства и совета соборов наблюдают за печатанием собеседований и верностью и точностью корректуры, которая должна быть утверждена подписями уполномоченных. На каждом экземпляре издания должна быть на первом листе подпись, что текст собеседований утвержден обеими сторонами.

14. По отпечатовании Братство обязано предоставить совету соборов, в лице его секретаря Н. П. Ануфриева, не менее пяти сот экземпляров издания по заготовительной их стоимости, включая сюда кроме типографских расходов, расходы по составлению и переписке стенографической записи в той доле, которая падает на эти пятьсот экземпляров.

15. Братство или его начетническая комиссия изъявляет согласие вести публичныя собеседования с представителями совета соборов во время заседаний третьяго всероссийскаго собора поморскаго церковнаго общества, который предполагается в 1915 году в Саратове, по тем шести вопросам, которые будут предложены Братству за шесть месяцев до начала бесед со стороны совета соборов, при чем Братство не должно вносить в предложенные шесть вопросов и в порядок их последовательности никаких изменений или дополнений1.

Настоящия условия сохраняют свою силу и для бесед в 1915 году с изменениями, обусловленными существом дела, в ст. 1 в отношении места и времени собеседований, в ст. 3 в отношении начала бесед, которое по всем шести вопросам предоставляется совету соборов, а заключение - Братству, в ст. 6 в отношении председателя, который будет избран собором, в ст. 8 в отношении порядка пения молитвы, в ст. 10 - 11 в отношении распределения расходов и доходов по собеседованиям, которые переходят к совету соборов, а братство получает 20 безплатных билетов и шесть пропусков для певцов на каждое заседание, в ст. 12 - 14, которыя могут быть заключены на новых основаниях.

16. Настоящия условия соблюдать обеими сторонами свято и нерушимо.

Изложенное здесь условие было подписано 24 августа 1913 года уполномоченными Братства: Федором Ефимовичем Мельниковым и Дмитрием Сергеевичем Варакиным и уполномоченными совета соборов Феофаном Федоровичем Румянцевым и Николаем Петровичем Ануфриевым.

В приложенной к условию программе значились следующие вопросы бесед:

а) О безпоповском наставничестве.

б) О вечности безкровной жертвы в Церкви Христовой.

в) Об антихристе в связи с современным положением безпоповцев и современными их взглядами.

г) О пророках Илии и Енохе.

д) Согласны ли с церковными канонами и учением свв. отцов определения всероссийскаго поморскаго собора 1909 года о крещении, совершаемом в обществе еретиков?

е) О старообрядческой так называемой Белокриницкой иерархии.

По первому пункту условий все шесть бесед должны были провестись от 25-го августа до 1-го сентября 1913 г., на все шесть бесед было снято помещение в Политехническом музее и получено соответствующее разрешение от гражданскаго начальства. К сожалению, первая же беседа не была доведена до конца. Она была прервана представителем полиции на третьей речи поморскаго собеседника Ф. Ф. Румянцева. То же случилось и со второй беседой - она была также прервана представителем полиции на пятой речи поморскаго собеседника Ф. П. Кондратьева. Вследствие сего пришлось приостановить дальнейшия беседы и возбудить новое ходатайство пред администрацией о ведении бесед в более свободной обстановке. Ходатайство имело успех. Беседы были перенесены в старообрядческие храмы: первыя четыре беседы были произведены в храме Введенской общины старообрядцев Белокриницкой иерархии, что на Генеральной улице; последния две беседы - в храме поморской общины, что в Токмаковом пер. В виду новаго помещения для бесед, был изменен 8-й пункт условия бесед: в Белокриницком храме как перед началом, так и после бесед молитву пели белокриницкие певчие, в поморском же храме пели поморские певчие. Первая беседа началась в Введенском храме с четвертой речи Ф. Е. Мельникова. Беседа эта, по обоюдному согласию собеседников, была  увеличена  на две  речи - одну речь одного собеседника и одну - другого собеседника. Поморский собеседник Ф. П. Кондратьев выехал из Москвы вскоре же после второй прерванной беседы, веденной 26-го августа, и для возобновленных бесед уже не приезжал в Москву. Для заключения проведенной им беседы он прислал письменную (шестую) речь, разсчитанную на пять минут. Она прочитана была пред началом пятой беседы, тогда же была произнесена и Д. С. Варакиным шестая речь. Обе эти речи присовокуплены к беседе 26-го августа. Остальныя четыре беседы прошли вполне благополучно.

Все речи собеседников, за исключением только что помянутой письменной речи г. Кондратьева, были записаны стенографическим способом. Согласно заключенному условию записи эти были проредактированы и, где требовалось, исправлены самими собеседниками. Ничего добавочнаго в них не внесено. Исправление коснулось только некоторых шероховатостей в выражениях. По приведении записей в надлежащий вид, они были просмотрены и допущены к печати собеседниками обеих сторон.

Вышеизложенное свидетельствуем своими подписями:

Федор Ефимович Мельников.

Дмитрий Сергеевич Варакин.

Феофан Федорович Румянцев.

Первая речь Ф. Е. Мельникова

Со времени провозглашения в России религиозной свободы старообрядцы получили возможность собираться на свои съезды и соборы и обсуждать на них свои церковно-общественныя нужды. Нам необходимо пользоваться этой возможностью, чтобы выполнить наиболее крупную и наиболее существенную задачу старообрядчества - именно объединение всех наших подразделений в одну старообрядческую церковную семью. Наши разделения вызваны не столько нашими религиозными разногласиями, сколько теми тяжелыми историческими условиями, в которых существовало старообрядчество более двух столетий. Слава Богу, эти условия отходят в область печальных воспоминаний. Быть может, настанет момент, когда они будут преданы совсем забвению. Но с изменением условий, естественно, должны изменяться - и по своему содержанию и по своему виду и наши разделения. На нас лежит долг уничтожить эти разделения. Я лично глубоко убежден, что им настал конец. Если мы, современное поколение, не успеем уничтожить эти разделения, то по крайней мере ослабим их, чтобы дать возможность дальнейшему нашему поколению совершенно уничтожить их. Именно с этой целью нами, старообрядцами приемлющими священство Белокриницкой иерархии, и сделано предложение старообрядцам поморцам произвести ряд собеседований, чтобы на них выяснить наши спорные вопросы. Конечно, назначенныя беседы не обнимают всех вопросов пререкаемых между старообрядцами-поповцами и безпоповцами, беседы эти есть только одно звено в той цепи дальнейших наших собеседований, совещаний и переговоров, которые мы должны непрерывно вести с нашими братьями старообрядцами поморцами. Если мы теперь не выясним всех вопросов, то выясним потом при непрерывном общении с поморцами. Очень может быть, что на пути наших стремлений могут быть разныя препятствия, может быть нас поразят неудачи, неуспех. Но мы не должны от этого отчаиваться, напротив, то, что дается с усилием, с большою борьбою, - то приятнее, крепче, ценнее. Даже о Царствии небесном Сам Христос говорит, что оно силою берется «и нуждницы восхищают его» (Матф., гл. XI, ст. 12). Нужна общая работа, совокупность усилий всех наших общин и приходов, чтобы достигнуть нам полнаго объединения старообрядчества.

Мы поставили в программу настоящих собеседований более существенные и более важные вопросы. Как старообрядцы поморцы, так и старообрядцы, имеющие священство, руководствуются своими вождями, пастырями. Необходимо установить прежде всего, что же это за пастыри: Христовы ли они, или быть может, они противники Господней воли. Может быть они захватили чужую власть, им непринадлежащую и делают то дело, которое им не принадлежит. Вопросам о наставничестве и о старообрядческой иерархии мы посвящаем две беседы: наставничеству сегодня, а Белокриницкой иерархии последнюю - шестую беседу. Между этими двумя беседами заключаются остальные беседы. Оне как бы есть мост, ведущий от поморскаго наставничества к старообрядческой Белокриницкой иерархии. Сумеем ли мы построить этот мост, будет ли он прочен, надежен, а быть может совсем шаток, слаб, - быть может совсем не удастся наша постройка, - это покажут сами беседы.

Теперь же мы приступаем к вопросу о безпоповском наставничестве. Требуется выяснить его внутреннюю сущность, его полномочия, права и власть и затем выяснить те основания, на которых оно существует и действует. Попутно мы будем выяснять и те стороны в безпоповском наставничестве, которыя сближают поморское общество с нами, приемлющими священство, и те стороны, которыя отделяют их от нас, и которыя необходимо уничтожить, чтобы оне не мешали нам на великом пути примирения старообрядчества.

Что же такое поморское наставничество? Нужно знать, что оно существует более двух столетий и в течение этого двухвекового периода оно тянется непрерывно, но формулировалось оно, вылилось в известную определенность, только в последние годы, когда явилась у старообрядцев поморцев возможность собирать свои всероссийские соборы. На первом же всероссийском соборе поморцев, состоявшемся в 1909 году в Москве, был поставлен вопрос о поморском наставничестве во всей широте и полноте, и на этом же соборе он решен совершенно определенно. Из деяний поморскаго собора видно, что был поставлен в программу такой вопрос:

«Установить соборне, как считать наших отцов духовных: духовными лицами, или такими же простецами, как и миряне: имеют ли они преемственно-передаваемую благодать Духа Святаго» . («Деяния перваго собора поморцев», лис. 2).

Уже из этого вопроса становится ясно, что безпоповцы поморцы выделяют своих наставников из общей среды мирян. Они говорят о преемственно-передаваемой благодати Духа Святаго только на наставниках, но не на мирянах. Поморцы ставят вопрос о наставниках: кто они? и решают его вот как:

«Отцов духовных не следует считать простецами, так как они получают по избрании приходом и по 6лагословении другого отца духовнаго преемственно-передаваемую благодать Духа Святаго на управление церковью» (там же, лис. 2).

Здесь совершенно ясно выражено, почему всероссийский собор поморцев признал своих наставников духовными лицами, а не простецами. Потому, что они имеют преемственную благодать. Но какую же благодать? Ту, которая дает им право, власть и силу на управление церковью. Еще яснее этот вопрос был разрешен в самых деяниях собора. Сейчас я читал из соборнаго уложения, где только имеются определения и постановления собора, а теперь буду читать самыя прения собора. Вот, что здесь говорится: Председатель собора, Л. Ф. Пичугин заявляет:

«Считаю вопрос исчерпанным и предлагаю следующее решение: наших отцов духовных не следует считать простецами, так как они получают по избрании приходом и по благословении другого отца духовнаго преемственно-передаваемую благодать Святаго Духа на управление церковью. Решение принимается» (там же, час I, стр. 91).

Тот же председатель собора в четвертом заседании собора поморцев заявил:

«Возлюбленные отцы наши духовные! Смею вас приветствовать не как простых смертных, но как наших духовных лиц. Вам вверяем мы всю нашу духовную жизнь, мы признаем в вас врачей, исцеляющих по уставу святой церкви наши душевные недуги» («Деяния собора», час. I, стр. 31).

Такое заявление председателя собора и решение самого собора вытекало из предварительнаго совещания по этому вопросу поморских представителей. Результатом этого совещания явился доклад Т. А. Худошина. Этот доклад был заслушан на соборе и им же утвержден (там же, стр. 7). Худошин заканчивает свой доклад следующими словами:

«Итак, братие, наших отцев духовных нельзя считать простецами, но должно ставить выше их. Они наши духовные руководители, пекущиеся о душах наших, стоят выше нас и достойны всякой чести и почитания» («Деяния собора» , час. II, стр. 79).

Председатель собора поморцев счел своим долгом к решению собора, которое я только что вычитал, и к докладу Худошина дать еще более точное определение прав и власти поморских наставников. Вот, что он говорит:

«Отцы духовные избираются у нас обществом или приходом. Это избрание не дает права быть настоятелем. Это право избранный получает только тогда, когда его благословит на отечество другой настоятель. Это благословение и назвал кто-то из христиан поставлением, да так выражались и наши предки» (там же, час. I, стр. 22).

Таким образом у нас налицо полная духовная иерархия безпоповцев. Поморский собор определил и выяснил самые существенные признаки своего духовнаго наставничества. Прежде всего наставники избираются церковью. Но этого недостаточно. Все равно, как и в настоящей Церкви, имеющей полноту иерархии, избрание еще не делает человек клириком, нужно еще его рукоположить. Этот второй признак (рукоположение) и был главным образом выдвинут на поморском соборе. Председатель заявляет, что самое избрание еще не дает права быть настоятелем. Это право получается, когда благословит его на отечество другой настоятель. Этот второй признак более существенен, чем первый. Как в Церкви Христовой получается право духовнаго лица только посредством рукоположения - посредством таинства священства, так и поморские наставники получают право быть управителями церкви только после, - как выразился председатель собора, - поставления этого избраннаго лица со стороны духовнаго настоятеля. Указан и третий признак наставничества. Как в действительной иерархии должна быть преемственность хиротонии, так и поморцы указывают, что их наставники должны иметь преемственно-передаваемую благодать на управление церковью. Ясно, таким образом, что у старообрядцев-поморцев управляют церковью не простецы, не миряне, а особый клас духовных людей, имеющих особыя полномочия, особыя права и власть, принадлежащия не мирянам, а только этим духовным лицам. В докладе Т. А. Худошина, о котором я уже упоминал, принятом собором, говорится относительно избрания наставников следующее:

«В первенствующей церкви архиереев избирали общим голосом народа, откуда произошло христианское выражение: «глас народа - глас Божий». Также и мы не лишаемся этой благодати при избрании нами духовных отцов или наставников» (ч. II, стр. 76-77).

Видите, самое избрание наставников сравнивается с тем избранием, которое было в древности. Как там избирали архиереев и иереев, так и безпоповцы избирают своих наставников. Они заявляют: «И мы имеем такое же право и такую же благодать  избирать  своих наставников, своих пастырей». В «Деяниях собора» один из членов его,  некто С. И. Волков, заявляет, что избранное лицо должно получить благословение не от одного только наставника, а по крайней мере от 2 или 3-х и только в крайней нужде может быть благословение при одном отце духовном (ч. 1, стр. 19). Это требование напоминает первое апостольское правило, в котором говорится, что епископа должны рукополагать два, или три архиерея и только в крайней нужде, бывали случаи, рукоположение во епископы совершалось одним епископом. Безпоповцы также говорят, что и у нас посвящение духовнаго лица, наставника, должно быть тремя или двумя наставниками и, в крайнем случае - одним. Опять - уподобление священной иерархии. На странице 6-й «Деяний поморскаго собора» говорится, что

«Благодать преемственно-передаваемая от страдальца нашего Павла, епископа Коломенскаго, и других страдальцев, скончавшихся мученической смертью в Соловках, дает нашим духовным отцам право преподавать благодать Святаго Духа и отпускать грехи в покаянии». Кроме того (они имеют) «преемственное благословение на управление церковью и потому их следует считать духовными лицами, а не простецами» .

Видите, и здесь указывается на преемственность, полученную от епископа Павла. Это не передача какого-нибудь торговаго дела из одних рук в другия, это - передача особаго благословения, принятаго даже не от иерея, а от епископа. Следовательно, эта преемственность есть третий признак иерархической власти. Безпоповцы поморцы приспособили его к своим духовным лицам и говорят, что они имеют эту преемственную благодать. Таким образом из этого видно, что у поморцев существует духовная иерархия.

Нам приятно отметить, что они становятся как бы поповцами по своим верованиям и по провозглашение своих наставников духовными лицами и по тем иерархическим признакам, которые они присвоили своим наставникам. Наставники имеют право управлять церковью, поставлять духовных лиц, совершать таинства, отлучать непокорных, наказывать непослушных и благословлять паству и т. д. Нам необходимо теперь выяснить следующий вопрос: на каких же церковных основаниях создана такая иерархия у безпоповцев? Каким учением Церкви можно оправдать существование у поморцев духовных лиц с преемственно передаваемой благодатью, властью пастырей, занимающих исключительно, именно духовно-служебное положение в церкви? Выяснение этого вопроса и дает нам основание вести дальнейшия прения, которыя приведут или к отрицательным или к положительным выводам: возможна ли такая духовная иерархия или невозможна?

Первая речь Ф. Ф. Румянцева

Уважаемое собрание, прошу вашего глубокаго внимания. Я благодарю Провидение за то, что явилась возможность разобрать наши религиозныя разногласия с таким уважаемым собеседником, как Ф. Е. Мельников. В начале своей речи Ф. Е. высказал пожелание объединения старообрядчества. Но, прежде всего, стоит вопрос - как и с кем объединяться; и вот, чтобы разобраться в этом вопросе мы и собрались в настоящее время.

Итак, дорогие слушатели, я должен прежде вам сказать, что к великому нашему сожалению сложилось печальное положение - пастыри, которым Христос поручил пасти Церковь Свою, с 1666 года все уклонились по вере в неправое учение, сделались отступниками. С отступлением пастырей прекратило свое существование и истинное священство. По лишении этого истиннаго священства наши, достоблаженной памяти, предки пришли к тому заключению, что лучше продолжать свое существование под управлением людей, избираемых из среды самих христиан, чем находиться под управлением пастырей-отступников и ложных. Такой порядок управления христиан под руководством таких же христиан не противен закону Христовой церкви, что мы и будем доказывать в настоящем нашем собеседовании.

Дорогие слушатели, я должен вам сказать, что Ф. Е. нас не может обвинять ни в чем противном учению Христовой церкви. Другими словами, он не указал никаких за нами ересей и обвинял только за то, что мы в настоящее время управляемся избираемыми из своей среды христианами, так-называемыми наставниками и настоятелями. Но, как мы уже сказали, порядок этот не противоречит учению Христовой церкви. Прежде всего, я скажу о соборе, о котором говорил уважаемый собеседник, что, якобы на этом соборе что-то устроили новое, до этого времени как бы не существовавшее. Конечно, это неверно, так как собор наш ничего новаго не внес, а только подтвердил то, что было до собора.

Наше разделение как сказал Ф. Е. существует более 200 лет, столько же и Церковь Христова находится под управлением избираемых из своей среды истинно-верующих людей. Такой порядок создался не сам по собе, но по слову Христа, что Церковь можно поручить тому, кто будет верен. Если все пастыри сделались неверными, сделались отступниками, недостойными того, чтобы пасти Церковь Христову, то на смену им явились верующие, которые получили благодать ни от кого другаго, а непосредственно от Самаго Христа, дабы этим путем приводить людей ко спасению. Считая своим долгом положить в основу своих доказательств Священное писание, я читаю от Луки зачало 67-е Евангелия Благовестнаго, лист 128 оборот. Христос говорит:

«Да будут чресла ваша препоясана, и светилницы горяще. Толкование. Тем и рече, да будут чресла ваша препоясана, сиречь готови всегда являйтеся, на дела Владыки вашего» .

В том же евангелии спрашивает Господа Петр. Зачало 68, к кому относится эта притча.

«Рече же Ему Петр, Господи, к нам ли притчю сию глаголеши, или ко всем. Рече же Господь, кто убо есть верныи строитель и мудрыи, его же поставит Господь над челядию своею, даяти во время житомерие» .

Из ответа Христа ясно, что кто не отступил от правой веры, соблюл чистоту ея, тот и должен быть управителем и строителем имения своего господина.

«Блажен раб той, егоже пришед Господь его обрящет творяще тако. Во истину глаголю вам, яко надо всем имением своим поставит его» .

Толкователи изъясняют, что притча эта относится ко всем верующим, а не только к двенадцати Апостолам и их преемникам.

«Вопроси Петр, яко всеми пекиися, и о послушающих горяи, и яко братолюбец, и яко уже церкви поручена ему, аще ко всем притчю сию глаголет, Господь же явлено убо не отвеща ему по вопросу, покровенно же глаголет, яко реченная притча обща бе, и во вся достигающи, и сущим верным. что же к вам апостолам рече; иже присным учения или заступления сподобленом уже слушайте: кто бо есть верный и мудрый строитель и иконом; реченная убо притча многим, рече подобна; ныне же о сподобленных заступлению, рече, глаголя, недоумея кто обрящет, двое се имыи, веру, и смысл, редко таковыи и неудобь обретаемь» .

Итак, если, по словам Святаго Евангелия, пастыри не соблюли чистоту веры и непорочность, как это и случилось в 1666 году, то истинные христиане по слову Христа Спасителя должны были избрать для управления Церковью Христовой лиц из своей среды.

Итак, дорогие братия, из всего сказаннаго ясно, что сам Христос прикровенно сказал, кто будет верен, тот и будет управлять Церковью Христовой. Когда пастыри до 1666 года соблюдали чистоту и непорочность веры, они и были правителями и хранителями Церкви Христовой, с уклонением же их на путь неправильнаго учения, они стали не только недостойными пасти народ, но даже недостойными и сами себя пасти. С этого времени это правило перешло к верующим, которые и избирают из своей среды настоятелей и наставников; в избрании их никакого противоречия со словом свяшеннаго Писания нет, а как раз, наоборот, - это согласно указанию и повелению Христа. Уважаемый собеседник изволил прочитать о наших отцах духовных уложение 1-го всероссийскаго собора, лист 2-й.

«Отцов духовных не следует считать простецами, так как они получают, по избрании приходом и по благословении другаго отца духовнаго, преемственно-передаваемую благодать Духа Святаго на управление церковию» .

По этому поводу я должен сказать. Вам известно, что до 1905 года старообрядцы не имели возможности собираться и обсуждать свои нужды и только благодаря воле царствующаго гуманнаго Императора, который освободил нас из-под этого гнета, в 1909 году, явилась возможность организовать Собор в Москве. За 200 лет накопилось много различных недоразумений в среде самой Церкви Христовой и некоторые вопросы требовали освещения. Собором все эти вопросы разрешались не как-нибудь, по своему личному усмотрению, но согласно Слову Божию и свято-отеческим писаниям. Мой уважаемый собеседник осуждает, что наши наставники названы не простецами, а духовными отцами. В этом нет ничего незаконнаго. Наставники наши такие же простецы, как и другие и, если отличаются от других, то исключительно своим избранием. Но, что касается хиротонии, то о ней и мысли не было ни у собора, ни у кого из присутствовавших на нем; это мысль нашего собеседника, это он высказал ее сам от себя. Мы называем их духовными лицами потому, что они управляют духовным делом, поучая народ ко спасению, а также совершая таинства крещения, исповеди, но это нисколько не доказывает, что у них есть какия-то особенныя иерархическия степени. Наставники наши избираются для управления церковью, и что это не противно учению Христовой Церкви и ея правилам, мы еще сошлемся на притчу Христа Спасителя. Читаю из Благовестника от Луки зачало 95, лист 205.

«Призвав же десять раб своих, даст им десять мнас, и рече к ним, куплю дейте, дондеже прииду» .

Толкователи под этим разумеют трех чинов священства: дьяконство, пресвитерство, епископство, но они же, согласно учению Христа, говорят, что это дано не только одним этим лицам, но дано и всем верующим. Читаю Благовестник, лист 208.

«И он Петр бе, он же Павел бе; о неразумныи человече, и мнас сий Павла тя сотворит и Петра: делай по силе. И принеси что давшему ти, аще и не Павел и Петр ты тоже с Петром и Павлом взем и он мнас и ты мнас» .

Не только Петру и Павлу даны мнасы, но и всем верующим.

В заключение я желал бы спросить моего уважаемаго собеседника - пусть он мне укажет, где в писании сказано, что когда истребится православное священство, как об этом предсказано, то истинные православные христиане не могут быть избранными для управления Церковью из среды верующих христиан.

Вторая речь Ф. Е. Мельникова

Почтенное собрание! Я веду сегодня беседу о наставничестве безпоповском не с тою целью, чтобы его обвинять, - напрасно мой собеседник говорил, что я обвиняю поморцев, - а с той целью, чтобы выяснить: что же представляет из себя безпоповское наставничество по своей внутренней сущности, по тем правам, власти, полномочиям, которыя отличают наставников от простых мирян. Я поэтому и поставил вопрос: каким учением Церкви можно оправдать существование у поморцев духовных лиц с преемственно-передаваемой благодатью, властью и правами пастырей, занимающих исключительное, именно духовно-служебное положение в Церкви? Вот, на этот-то вопрос мы, к сожалению, не получили не только ответа, но даже какого-либо намека на ответ. Правда, мой собеседник прочитал два места из священнаго Писания: одно из «Благовестнаго Евангелия» о том, что должны быть препоясаны чресла истинною у всех верных, а другое, - тоже из «Благовестнаго Евангелия», - о том, что и мы, миряне, можем творить куплю. Я вполне согласен с этими местами Писания и заявляю, что и я, простой мирянин, никем не избранный и не наставник, имею право творить эту куплю. Но почему же у безпоповцев поморцев этим правом не пользуются остальные верные? «Благовестное Евангелие» говорит:

«Петр, как обо всех заботящийся и по братолюбию ревнующий о пользе слушателей и как получивший уже Церковь в свое доверие, спросил (Господа), ко всем ли Он говорил эту притчу? Господь ясно не отвечает ему на вопрос, а прикровенно показывает, что хотя сказанная притча обща и простирается на всех верующих, кто бы они ни были, но относится и к вам-апостолам и вообще удостоенным учительства или предстательства. Слушай. «Кто верный и благоразумный домоправитель». Вышесказанная притча, - говорит, - многим прилична, а теперь говорит о тех, которые удостоены предстоятельства: недоумеваю, кто окажется имеющим то и другое, что есть верность и благоразумие. Ибо таковые редки, и трудно находить их. Как в управлении обыкновенным имением, если кто верен своему господину, но неблагоразумен, тот расточает имение господина, ибо не умеет распоряжаться им, как должно, когда нужно давать не дает, а гораздо больше теряет, и равным образом, если кто благоразумен и находчив, но неверен, тот может быть вором, и тем менее уловимым, чем более он благоразумен, - так и в божественных предметах нужны вместе верность и благоразумие. Ибо я знаю многих, которые, повидимому, и усердны к добродетели, и богобоязливы и имеют веру, но, поелику не могли благоразумно распоряжаться церковными делами, повредили не только имению, но и душам» («Благовестник», Евангелие от Луки, гл. XII, стр. 375, в русском пер., изд. Сойкина).

Прежде всего вы видите из этого места, что Христос, по словам блаж. Феофилакта, разделял одних лиц от других. Одни занимают в Церкви положение апостольское, учительское, другие - положение просто верных людей. И эти верные люди могут все до одного иметь «чресла», т.-е. быть препоясанными верою в Господа Бога. Но могут ли у безпоповцев все эти верующие вязать и решать свою паству? Нет. Поморцы дают право на управление церковью только особо избранным и поставленным лицам. Поморцы говорят, что у них есть преемственно передаваемая благодать от епископа Павла, утверждают, что они получили эту благодать так же, как получали ее епископы в древния времена для совершения таинства священства, они выделяют из своей паствы особых людей с особыми полномочиями. Вот относительно этих-то полномочий, особых, исключительных прав, даваемых только духовным лицам, наш собеседник ничего не прочитал.

Теперь возьмите другое место, прочитанное им, - о талантах (95-е зачало от Луки). Там говорится, что талантом может обладать каждый верующий. Но каким талантом? Могут ли поморцы, например, совершать рукоположение, т.-е. действовать тем талантом, который дал Христос апостолам? Они скажут: нет, это талант не наш. Могут ли они совершать таинство мvропомазания - дело священника? Нет. Это, - скажут они, - тоже не наш талант. Могут ли причащать? Это - тоже не их талант. Но как же сказано, что слова Христа о купле и талантах относятся и к верующим? Да в том-то и дело, что мой собеседник не хотел различить, что одни таланты принадлежат духовным лицам, другие - мирянам. Св. Иоанн Златоуст говорит, что каждый из нас имеет вверенное ему стадо. Но какое? Да вот какое:

«Муж, вставая с постели, о том только и должен стараться, чтобы и делами, и словами насаждать в своем доме и семействе большое благочестие, равным образом и жена пусть наблюдает за домом; но кроме сей должности, она необходимо должна заботиться и о том, чтобы все семейство трудилось для Царства небеснаго. Ибо, если и в делах житейских, прежде дел домашних, стараемся исправить общественныя обязанности, дабы в противном случае не подвергнуться заключению в узы, судебным истязаниям и всякаго рода безчестиям, то тем паче в делах духовных должны стараться прежде всего исполнить дела Царя всяческих - дела Божии, дабы не быть отосланным туда, где скрежет зубов. Будем же искать тех добродетелей, которыя и для нас самих спасительны, и для ближняго полезны. Таковы суть милостыня и молитва». «Ибо, если и в делах житейских, никто для себя одного не живет, но всякий, и художник, и воин, и земледелец, и купец, посвящает себя занятиям для пользы и выгоды общественной, то кольми паче должно, быть сие исполняемо в делах духовных. В сем-то собственно и состоит жизнь» («Беседы на евангелиста Матвея», часть III, беседа 77, стр. 280-281, изд. 1899 г.).

За эти таланты никто обвинять поморцев не будет. Я не об этих талантах и полномочиях говорю, а вот о каких. Поморский собор ясно определил:

«Отцов духовных не следует считать простецами» («Деяния поморскаго собора», лис. 2).

Как бы в противовес приведенному моим собеседником евангельскому слову, собор заявляет: у наших духовных лиц есть особые таланты, наши наставники не простецы, они не принадлежат к обыкновенным верным людям. Нет. Кто же они? Они духовныя лица, они имеют права на преемственно-передаваемую благодать Духа Святого и на управление церковью. И мы на самом деле видим, что управляет у поморцев церковью не каждый верный; не каждый у них имеет ключи вязать и решать, а только особыя лица, избранныя, благословленныя, имеющия преемственную благодать на управление церковью. Нам и желательно выяснить, - именно для того, чтобы иметь понятие, возможно ли на таком духовенстве совершить наше объединение: каким же священным Писанием оправдывается существование у поморцев такой духовной иерархии. Мой собеседник говорит, что слова «иерархия» в определениях поморскаго собора нет. Правда, этого слова нет. Но, ведь, мы знаем, что дело не в названии, а в самой сущности. Мы знаем, что в священном Писании каждый верующий человек называется царем и иереем, но это только название. Поморцы же не назвали только, а признали своих наставников духовными лицами по правам иерархическим, хотя этого слова «иерархический» и нет. Этого мало. Они признали, что каждый наставник должен иметь даже ставленную грамоту, какая дается епископам и священникам. Вот что в «Деянии поморскаго собора говорится об этом:

«Составить правила для выбора и поставления духовных отцов. - Установить форму ставленной грамоты для отцов духовных. - Кто имеет право судить, отлучать и извергать отцов духовных в случае совершения ими какого-либо противозаконнаго поступка. - Установить порядок перехода отцов духовных из одного прихода в другой» («Деяния поморскаго собора», лис. 2 в уложении собора).

Разве все это - не признаки духовной иерархии? Разве это не обозначает особых духовных лиц, которых нельзя сравнивать с мирянами? Они имеют, мало того, что преемственную благодать, - мало того, что благословение, но и право переводить наставников на приход, поставлять их, назначать, извергать и т. д. Если вы просмотрите все деяния поморскаго собора, то будете поражены тем упорством, той настойчивостью, с которой собор провозгласил своих наставников действительно духовными лицами, а не мирянами, - не простыми верными людьми. Возьмем, например, такое решение собора. Спрашивали у собора:

«Как должно пользоваться скитским покаянием, т.-е. только по крайней нужде, если нет вблизи отца духовнаго, или во всякое время, если отец духовный есть, но неискусен или неприятен?» (лис. 6 об.).

Ведь, если право вязания и решения грехов и право управления церковью принадлежит всем верным, то зачем же ставить вопрос об отсутствии духовных отцов и о нужде, которая является вследствие этого неимения отцов духовных? Какой же дал собор ответ?

«Отцу духовному следует приносить покаяние согласно Потребника (чин исповеди) и только при отсутствии духовника, покаяние приносить Единому Богу, но в то же время со тщанием искать искуснаго отца» (там же).

Не сказано, что когда нет духовнаго отца: иди исповедуйся к своему соседу, или к супруге: и она может вязать и решать грехи. Нет, - говорят, - в крайнем случае обращайся к Богу, но не к мирянам, не имеющим тех прав и власти, которыя даны особым наставникам, имеющим особыя полномочия. Мы знаем, что у безпоповцев совершают покаяние только эти духовныя лица. Но если бы кому-нибудь не захотелось быть духовным сыном у духовнаго отца, так что же ему делать может ли он пойти на покаяние к простому верному? И этот вопрос решался на всероссийском соборе поморцев. Вот что собор ответил:

«Должно исповедывать грехи непременно отцу духовному, а не каждому верному человеку» (стр. 7 в «Деяниях», предсоборное совещание).

Мой собеседник нам читал из «Благовестнаго Евангелия», что каждый верный имеет талант вязать, а собор говорит: нет, только духовному отцу принадлежит это право исповедывать; а если хочешь от отца духовнаго уйти без его благословения, то на это не имеешь права. Вот, что говорится на той же странице соборных деяний:

«В избрании себе отца духовнаго каждому предоставляется свободный выбор, но имеющий уже отца духовнаго может переходить к другому лишь при исключительных обстоятельствах и должен испросить себе благословение своего отца духовнаго» (там же стр. 7).

Тоже самое делается и у нас, у поповцев нельзя переходить к другому отцу духовному, не испросив благословения у своего теперешняго духовнаго отца. Так и поморцы говорят ты имеешь право перейти к другому духовному отцу, но под тем непременным условием, чтобы получил для сего благословение от своего отца духовнаго. Таким образом из этого положения ясно видно, что приведенное моим собеседником место из священнаго Писания («Благовестника») не оправдывает положения безпоповскаго наставничества. Напротив, это-то место их и осуждает, потому что в нем говорится, что все верные могут иметь «чресла препоясанными истинною», т.-е. дары духовные, а поморцы говорят наоборот эти дары не у всех имеются, они принадлежат только духовным лицам, особо избранным особо благословенным, или, как они выражаются, «поставленным». Вот и иерархический термин присвоенный ими своим настоятелям. Тут же, на этом же листе соборной книги, спрашивается: принимать ли на исповедь сочетавшихся браком с еретиками? Ответ:

«На покаяние принять, но назначить епитимию по усмотрению отца духовнаго. 52 пр. св. апостол» (стр. 7).

Замечательно, что ссылка сделана на 52 правило святых апостолов. О ком же и о чем же оно говорит? Оно говорит не о мирянах, не о простых лицах, а вот о ком:

«Аще кто, епископ, или пресвитер, обращающагося от греха не приемлет, но отвергает: да будет извержен из священнаго чина. Опечаливает бо Христа рекшаго: радость бывает на небеси о едином грешнице кающемся» (Трехтолковая «Кормчая», 52 прав. св. апостол, стр. 97-98).

Поморцы, как видим, сравнивают своих духовных отцов не с простыми верными людьми, как следовало бы по «Благовестнику», а с епископами. Это положение иерархическое. У них налицо духовенство, безпоповцы превращаются таким образом в поповцев.

На листе 10-м «Соборнаго уложения» поморскаго собора говорится о том, как должны поступать духовныя лица с грешниками. Они должны увещевать их кроткими мерами.

«Если же этими кроткими мерами не уврачуются, тогда отцы духовные должны вразумлять таковых мерами, принадлежащими им по праву, памятуя слова апостола (зач. 297), и лишь в крайнем случае - отлучить» .

Чье же это право? Вот у толкователя «Благовестнаго Евангелия» находим разъяснение, кому принадлежит такое право отлучения. На странице 809 «Толкования блаж. Феофилакта на Новый Завет» говорится, что это право принадлежит апостолу Тимофею, который был не только учителем, но и епископом (в русском переводе, изд. Сойкина). На странице 851 той же книги сказано:

«(Тимофей) скорбел сколько вследствие отсутствия (апостола), столько же и от тяжести епископской власти. Ибо и великие мужи затрудняются в управлении кораблем церкви, будучи со всех сторон затопляемы большими волнами, особенно же в то время, когда повсюду войны» (в предисловии ко 2-му посланию Тимофею).

В Писании, на которое сослался поморский собор, сказано именно о епископе, что это его право отлучать. Это ему поручено, что он может делать «благовременно и безвременно». Безпоповцы, обсуждая вопрос о правах своего наставничества, не сослались на те места Писания, где говорится о правах верных, обыкновенных грешных людей, не указали на те права, которыми пользуемся все мы, миряне, искренно и чисто верующие во Христа, а привели те места Писания, в которых определяется власть архипастырей - иереев и епископов.

На странице 67 «Деяний поморскаго собора» говорится:

«Религиозныя наши общества получают право на существование, на приобретение имущества, внутреннее самоуправление, самостоятельное ведение метрических книг, наши духовные отцы не только признаются, но и наделяются привилегиями, свойственным и их званию» (ч. I, стр. 67).

А мы знаем, что закон 17 октября 1906 года, о котором здесь говорится, «наделяет» духовных лиц именно иерархической властью и правами совершения таинств: управлять церковью, крестить, венчать, мvропомазывать и т. д. И вот относительно всех этих священнодействий собор говорит, что наставники поморские наделяются привиллегиями, свойственными их званию. Их звание совмещает в себе эти привиллегии. Значит они не простые миряне, а духовно-иерархическия лица. Дальше в соборных «Деяниях» совершенно ясно выражено, что поморские наставники есть именно не мирския, а духовно-иерархическия лица. Так собор указывает, что наставники не могут быть двубрачными, а мы знаем, что 17 правило апостольское запрещает быть двубрачными именно иерархическим лицам. Затем собор не разрешает наставникам жениться на вдовах, а мы знаем, что это запрещается настоящим духовным лицам; запрещает им собор также быть торговцами, заниматься мирскими делами: если торгуешь, не можешь быть наставником. Обыкновенные же люди, которые не имеют особых иерархических талантов, могут и торговать и жениться на вдове и вообще быть мирскими людьми и заниматься мирскими делами. Дальше в «Деяниях поморскаго собора» определяется, что кто из наставников откажется от своего духовнаго звания, тот не имеет права быть опять духовным отцом. Разве такое определение можно выносить о мирских лицах? Это говорится об иерархических лицах. Потом утверждается, что, если наставник их будет извержен, то

«изверженному настоятелю воспрещается крестить и исполнять духовныя требы, не суще нужды, на основании церковнаго закона. «Кормчая», лис. 580 об.» («Деяния поморскаго собора», стр. 4, предсоборное совещание).

Значит признается, что наставники имеют особый иерархический сан. И если из него будет извергнут наставник, то он не может уже совершать никаких треб. Ясно, братие, отсюда, что у безпоповцев существует совершенно определенная духовная иерархия, имеющая иерархическия полномочия: священную власть и духовныя права. Я поэтому и прошу своего собеседника установить точно и ясно: каким же учением Церкви можно оправдать существование у поморцев именно духовных лиц с преемственно-передаваемой благодатью, властью и правами пастырей, занимающих исключительное, именно духовно-служебное положение в церкви? Вот на какой вопрос я желал бы слышать ответ и разъяснения от моего собеседника.

Вторая речь Ф. Ф. Румянцева

Глубокоуважаемое собрание. Полагаю, что на поставленный вопрос моим собеседником - почему наши наставники называются духовными лицами, я ответил в 1-й речи. Они называются духовными потому, что совершают духовныя дела. Ф. Е. спрашивал, почему же они не такие как все? Да потому, что избраны начальствовать, но не по хиротонии, а по избранию. Если уважаемый собеседник не слышал моего ответа, то в этом я виновным быть не могу; могу лишь только еще раз в дальнейшем повторить о правах и обязанностях наставников и настоятелей. Дорогие мои, не забывайте, что мною было прочитано из Евангелия. Ф. Е. коснулся лишь той мысли, что все верные могут иметь чресла. Но Апостол Петр спрашивал Господа - кому глаголаши притчу сию, нам ли только? Нет, отвечал Христос, притча обща бе, да кто будет верен, того и поставит Господь строителем над челядью. Уважаемый Ф. Е. говорит, что у каждаго христианина должна быть забота, поднявшись с постели, направлять детей к христианской, нравственной жизни. Правда, но ведь это должно быть само по себе. Не одни простые верующие должны учить детей нравственной жизни, но это касается и священнослужителей. У нас же теперь решается другой вопрос. Вы говорили о талантах. Нельзя не согласиться с тем, что таланты различны: Епископ рукополагает, а верующие христиане - им дан талант учить, крестить, принимать на исповедь. Мой собеседник, уклонился от разсматриваемаго нами вопроса и уделил много времени обсуждению простолюдинской исповеди; считаю это неправильным и потому не буду разбирать то, что не относится к настоящей беседе. Нам надлежит обсудить - в праве ли христиане по лишении православнаго священства избирать из среды себя руководителей Церкви Христовой. Вот этот вопрос я и поставил моему собеседнику: покажите, есть ли где в священном Писании запрещение, что по лишении православнаго священства, христиане не могут избирать из своей среды наставников и настоятелей. Дорогие слушатели, за все 20 минут уважаемый собеседник об этом ничего не сказал и ни одного свидетельства, что действия наши противозаконны не привел; говорил, лишь, что наставники наши якобы имеют какия то особыя священническия права. Что касается прав наших настоятелей, то первый собор, окончательно этот вопрос не решает. Читаю уложение собора стр. 22.

«Теперь предлагаю вам этот вопрос в виду сложности его не решать окончательно, а передать его на разсмотрение комиссии духовной» .

На первом соборе вопрос о настоятеле был передан в комиссию, которая передала его на утверждение 2-го всероссийскаго Собора и, по решению последняго, права и обязанности настоятелей заключается в следующем: стр. VII перваго щета:

«Наставники, или духовные отцы и руководители, стоящие во главе христианских приходов, должны почитаться, как неимеющие священнослужительской степени, нерукоположенными пастырями Церкви.
Духовныя права и обязанности наставников определяются Священным Писанием, до нерукоположенных пастырей относящимся, и обычаем, оставленным Церкви блаженной памяти предками нашими.
Избрание народное и благословение отца духовнаго на служение Церкви возводит наставника на почетное и первенствующее место в приходе» .

Так вот дорогия братья - наставников обязанности следить за нравственностью, притом же исполнять духовныя требы, которыя присущи мирянам. Что же касается, того что они творят исповедь, то это не противно учению Христовой Церкви, об этом говорит святой Феодор Студит, читаю его творения, часть II, стр. 601.

«Но так как вопрос выражает, должно ли и не имеющему священства назначать ее (эпитимию) за неимением пресвитеров и по вере приступающаго, то скажу, что не противно правилам и простому монаху назначать «епитимии»...»

Что касается епитимии, то за неимением пастыря православнаго ее может назначить и простец, но так как вопрос сейчас идет не об исповеди и не о том - может ли решать и вязать простолюдины, а о наставничестве, то я дальше не хочу касаться его разбора.

Действия - как наших блаженной памяти предков, так и наши ничуть не расходятся с учением Церкви Христовой. Мы видим, что во времена апостолов Христовой Церкви избирались для управления ею лица из среды верующих. Читаю беседу Златоуста на деянии стр. 257.

«Почудити же ся достойно, како не разделися народ во  избирании мужей: како не уничижени беша от них апостоли. Кое же убо достоинство имяху сии, и кое прияша рукоположение, нужно есть научитися. еда ли диаконское; не убо сие в церквах несть: но презвитерское есть сие строительство: Аще и не един еще епископ бе, но апостоли сами токмо, отнюдуже ниже диаконов, ниже презвитерей мню имени быти явлену и изъясненну: но тогда на сие хиротонисани быша... Темже не просте молитвы бываху, но со многим упражнением: и сие, якоже и проповедь, тако исправляшася. Множайшая бо ими (молитвами) исправляху. Сице духовная причитовахуся: сице и во отшествия отсылахуся: сице сии вручени быша слову (ниже). И вшедше в дом Филиппа благовестника, иже един от седмих бе, пребыхом у него» .

Какие же верующие избирались, какое они имели достоинство и какое на них было рукоположение? Дьяконское рукоположение. Нет, этого не было. Пресвитерское. Епископов тогда не было, значит пресвитеров не могло быть, а избирались простые верующие для управления Церковью, об этом также говорит и 6-й Вселенский Собор. Читаю 16 правило 6-го вселенскаго собора в трехтолковой Кормчей.

«Удивления достойно, како не разделися народ при избрании мужей: како не отринуты им апостолы. Но должно ведати, какое достоинство имели сии мужи, и какое прияли рукоположение: в степень ли диаконов; но оныя не было в церквах: в должность ли презвитеров; но еще не было никакого епископа, а токмо были одни апостолы: сего ради думаю, что ни имя диаконов, ни презвитеров не было известно и употребительно. На основании сего и мы проповедуем, яко выше реченные седмь диаконов не должны приемлемы быти за служителей таинствам» .

Какое же достоинство имели сии мужи, спрашиваю моего уважаемаго собеседника и какое прияли рукоположение? Златоуст говорит:

«Сего ради думаю, что ни имя дияконов, ни пресвитеров не было известно и употребительно» .

Если в начале Святая Церковь имела такое устройство, что управлялась избираемыми мужами, помимо священной хиротонии, то на основании священных слов, которыя мы читаем в книге о вере на лис. 29 (оборот) и 30-й.

«Да будет же благодарение, слава, честь, и покланяние Агньцу Божию, Его же благодатию невесту Его, сиречь церковь святую восточную показали есмы. Которое постановление последнее, последовати имать первому» .

Последнее постановление будет следовать первому, т. е. какое было вначале устройство Церкви, такое будет и в ея конце. Мы видим, по словам св. Златоуста и 6-го вселенскаго собора, что в самом начале Церковь Христова управлялась избираемыми мужами, то это будет и в конце ея. К великому нашему прискорбию, мы дожили до тех времен, когда священство вступило на путь неправильного учения, а Церковь не пожелала остаться под управлением отступников и ложных пастырей, а согласно учению Христовой Церкви избрало лиц верующих из среды себя. Итак, дорогие слушатели, мною доказано, что нет никакого противоречия с учением Церкви Христовой - в избрании лиц для ея управления из числа простых верующих христиан.

Ф. Е. сослался на закон, даровавший нам свободу. Указанный закон наших внутренних убеждений не касается и этот закон дарован не одним австрийцам, а всем старообрядцам и им предоставлены права и нашим настоятелям. Полагаю, что мы не должны касаться государственнаго закона, а по мере сил разобраться в наших разногласиях на основании Священнаго Писания. Запрещено ли при лишении православнаго священства избирать лиц для управления Церкви из числа простых верующих христиан? Если докажете - признаем себя виновными, не докажите - вы будете виновны. Ф. Е. говорил еще, что мы применяем церковныя правила к нашим наставникам. Поэтому должны сказать, что в Церкви Христовой правила только одни. Читаю Апостола Павла зачало 245.

«Обаче в неже достигохом, тоже да мудрствуем, и темже правилом жительствуем» .

Каких бы времен мы не достигли правила должны быть одни. Если мы дожили до такого печальнаго времени, как лишения православнаго священства, то правила все-таки остались в сущности одни и те же. Эти правила применяются не для того, чтобы создать особых иерархических лиц, а только для порядка, наш уважаемый собеседник знает, что было время, когда они и сами избирали, за неимением беглых попов, согласно этим правилам, себе уставщиков. Итак я думаю, что напрасно уважаемый собеседник приписывает нам здесь установление какой то иерархии. Полагаю, что если мы и избираем наставников, согласно учению Христовой Церкви для управления ею, то это не противно учению Христовой Церкви и не вносит никаких иерархических степеней. Теперь я буду ждать ответа на поставленный мною вопрос, где запрещено, что по лишении истиннаго священства, христиане не могут избирать из среды верующих себе управителей?

Третья речь Ф. Е. Мельникова

Почтенное собрание! На свой вопрос я все-таки не получил ответа. Ведь те места из Писания и из творений свв. отцов, которыя были прочитаны моим собеседником, вовсе не оправдывают положения духовных лиц у старообрядцев-поморцев. Возьмите хотя бы одно место, приведенное собеседником в начале речи из 16 правила VI-го вселенскаго собора, именно слова Златоуста о том, что были при апостолах избраны семь дьяконов и что избирали их простые мужи. Тогда, в момент избрания этих дьяконов, еще не было разделения на такия степени, как теперь: на дьяконов, пресвитеров, епископов.

«Еще не было, - говорит Златоуст, - никаких епископов, а токмо были одни апостолы: сего ради думаю, что ни имя дьяконов, ни пресвитеров не было известно и употребительно» (16 прав. VI всел. соб., полных переводов).

Я поставлю вопрос моему собеседнику: ваши наставники теми ли правами пользуются, какими пользовались эти семь дьяконов в то время, когда их избрали, или другими? Я думаю, что он должен ответить, что совсем другими. Вы послушайте, что говорит толкователь Зонара на это правило:

«Отцы сего собора (шестого) разъясняют, что не точно понимается здесь имя диаконов, употребляемое в «Деяниях», и говорят в то время была забота не о тех мужах, которые имели служить при божественном священнодействии, но о служении при трапезах и о распоряжении касательно пропитания множества верующих. И приводят великаго Иоанна, златаго по языку, который изъясняет сказанное об этом в «Деяниях» и говорит, что это имя не указывает не на диаконов, не на пресвитеров. И эти отцы также утверждают, что семь диаконов, упоминаемые в «Деяниях», не должны быть принимаемы за служащих при таинствах, но за тех, которые распоряжались, чтобы были питаемы собирающиеся около апостолов и верующие, которых называют и для нас образцом попечения о нуждающихся и раздания им потребнаго» (Трехтолковая «Кормчая», толков. на 16 пр. VI вселенск. собора, стр. 334-335).

Тут говорится не о тех мужах, которые служили при божественном священнодействии, но о служении при трапезах и о распоряжении относительно пропитания множества верующих. Тогда дияконская должность заключалась собственно только в раздавании хлеба нищим и верующим. Дьяконы служили при трапезах, как теперь служат, извините за выражение, официанты. Но разве у поморцев наставники занимаются только раздачей хлеба? Разве они занимаются только тем, что при трапезе подают пищу? Совсем нет. Их самих сажают на первое место, не они подают пищу, напротив, - им подают, их считают духовными лицами, стоящими выше не только всех поваров и кухарок, но выше всех обыкновенных лиц. Следовательно, этот пример, на который указал мой собеседник, совсем не оправдывает поморских наставников, а как раз наоборот - осуждает их. Я не обвинял бы наставников, если бы они служили только при трапезах, исполняли какую-нибудь обязанность при столах. Дело не в этом служении, а в том, что они захватили себе духовно-иерархическую власть, управление церковью. Вот пусть и покажет мой собеседник, где же это было в Церкви православной, хотя один раз, такое событие, когда Церковь управлялась мирянами. Никогда такого случая не было: ни Христос, ни апостолы не заповедали быть Церкви в таком положении. Златоуст, слова котораго читал мой почтенный собеседник, в 16-м правиле шестого вселенскаго собора и в других местах говорил не об этом. Возьмите «Беседы его на 14-ть посланий апостола Павла». Здесь он говорит и об епископах, и о диаконах в апостольское время (на столбцах: 2651, 2270, 3012, 2656, 463, 1751, 2444 и друг.). Дьяконы, священники и епископы были, по свидетельству того же Златоуста, и при апостолах, и пользовались они иерархическими правами и властью; это разделение на степени было сделано потом при апостолах. Сами апостолы призвали к себе избранных мужей, и сообщили им особое духовное дарование. А апостолы были не только архиереями, но выше архиереев. Св. Иосиф Волоколамский говорит:

«Апостольский сан и образ не токмо иноческаго чина и образа, но и всех вышши и по премногу честнейши, елико суть под небесем и царя и патриархи и святителя и инокы рукополагающе: поставлени убо быша от Христа и рукоположени, еже просветити вся человеки, и заблужшая обратити к богоразумию, и всех на покаяние привести» . («Просветитель», сл. 11 стр. 491, изд. 1857 г.).

Если апостолы были выше епископов, потому что имели такия от Господа полномочия, которыя были выше даже епископских, то они могли и утвердить семь дьяконов и в более высоких должностях и обязанностях. Так впоследствии они и сделали. Но безпоповские настоятели разве апостолами благословляются и утверждаются. Они благословляются и утверждаются простыми же мирянами, хотя, по их признанию, и «духовными лицами».

Если вы вникните в деяния и постановления поморскаго собора, то увидите, что он совершенно отделяет и отличает своих духовных лиц от мирских и даже признает, что наставники имеют духовный сан. На стр. 22 «Деяний собора» говорится:

«Пусть при том составит и правила для выбора и поставления духовных отцов. Установить форму ставленной грамоты для отцов духовных. Решить, кто имеет право судить, отлучать и извергать отцов духовных в случае совершения ими какого-либо противозаконнаго поступка» .

На это мой собеседник мне отвечает, что этот вопрос не был решен на первом соборе. Решение его перенесено на второй собор и читает деяния второго собора по корректурным листам, что управители церкви утверждаются, как духовныя лица, а не как простые миряне. Следовательно и тут, и на втором соборе, поморцы закрепили решение своего перваго собора и снова признали, что наставники есть все-таки духовныя лица, стоящия выше простецов. Но не дождавшись второго собора, поморцы произвели суд над некоторыми своими наставниками, и вот мы видим, что на восьмом заседании перваго собора разбиралось дело настоятеля Андрея Ивановича Деревнина. Собор постановил:

«Признать его настоятельства недостойным и отстранить от отечества» (ч. I, стр. 75).

Видите, как поморцы понимают свое наставничество: не как мирское состояние, а как духовное, из котораго они недостойных извергают. На стр. 109 - 118 тех же соборных «Деяний» помещен «Устав брачный правовернаго старообрядчества», принятый поморским собором. В этом уставе, между прочим, говорится:

«Должно таковой брак, яко законный, надлежащим образом омолитвословить. Буде жь что окажется сему разсмотрению противное, то онаго брака, яко незаконнаго, не молитвословить, под казнию извержения настоятельскаго сана, или строжайшаго наказания» (ч. II, стр. 110).

Здесь признается, что у наставников имеется какой-то сан. Если это мирской сан, - такой, какой мы имеем все, то как же из этого сана извергать. Нельзя же мирской сан превратить в низший сан: из мужчины сделать, что ли, женщину, а из женщины - ребенка. Это немыслимо. Следовательно, если поморцы извергают своих духовных наставников из сана, то этот сан есть у них, и это - сан духовный. Отсюда вытекает, что поморцы признают своих наставников именно иерархическими лицами. Я указывал, что сами они установили три существенных признака, по которым признают своих наставников действительно духовными лицами. Эти признаки есть: избрание, благословение, именно «поставление», как они выражаются, и при этом преемственная благодать, полученная не при крещении, и не при каком другом-либо таинстве, а, от епископа Павла Коломенскаго. Вот, что председатель поморскаго собора заявил:

«Отцы духовные избираются обществом или приходом, но это избрание не дает права быть настоятелем. Это право избранный получает только тогда, когда его благословит на отечество другой настоятель. Это благословение и назвал кто-то из христиан поставлением. Да так выражались и наши предки» . («Деяния поморскаго собора», ч. I, стр. 22).

Возьмите для сравнения первое правило апостольское. Здесь именно говорится о «поставлении»:

«Епископа да поставляют два или три епископа» .

Слово поставление означает хиротонию, именно рукоположение священных лиц. Значит, всероссийский поморский собор совершенно определенно установил, что поморские наставники тогда только получают власть и права на совершение таинств и управление церковью, когда получат от наставников «поставление». Ясно, что они имеют иерархическое достоинство. Но теперь мы видим, что наш собеседник старается доказать, что их наставники - не духовныя лица, а простые мужички, миряне и указывает, что об этом он вычитал, будто бы, из определений перваго их собора. Конечно, с этим можно согласиться, но ведь это будет уклонением от соборных постановлений. Это заявляет нам Ф. Ф. Румянцев, но не соборное определение. Соглашаясь с тем, что поморские наставники - миряне, мы теперь ясно видим, что именно простые миряне управляют поморскою церковью и что у безпоповцев именно миряне присвоили себе духовное звание. Я хотел бы знать от моего собеседника: где же и когда было такое установление в Церкви, чтобы миряне считались имеющими иерархическия права, полученныя ими только по благословению в наставники. Были ли такие случаи в Церкви православной? Какое священное Писание или святоотеческое дозволяет такое существование мирян, заменяющих собою духовную власть. Было ли это когда и где-либо определено?

Если мы обратимся к безпоповским сочинениям, то увидим, что сами безпоповцы такое положение считают совершенно незаконным. У меня под руками книга «Выписки из святоотеческих и других книг», безпоповца Пермякова, федосиевскаго согласия. Он нападает на странников, которые не имеют у себя иерархических чинов, но поставляют себе наставников. Он осуждает такое явление, как незаконное и приводит слова св. Киприана Карфагенскаго, который говорит, что они захватили власть беззаконно и поставляют себя вождями, не имея рукоположения.

«Об этом предвозвещает Дух Святый чрез апостола, говоря: «Подобает и ересем в вас быти да искуснии явлении бывают в вас» (1 посл. Кор., гл. XI. ст. 19). Так испытываются верные и открываются вероломные; так, еще прежде дня суднаго. отлучаются души праведных от неправедных и отделяются плевелы от пшеницы! Отделяются те, кои, без божественнаго, распоряжения, самовольно принимают начальство над безразсудными скопищами, без законнаго посвящения поставляют себя вождями, присваивают себе имя епископа, тогда как никто не дает им епископства. Дух Святый в псалмах называет их седящими на седалищи губителей (псал. 1, ст. 1), язвою и заразою для веры, людьми, обольщающими посредством змеиных уст, искусными в извращении истины пагубным языком, изрыгающим смертоносный яд, людьми, которых слово распространяется, как рак» («Выписки» Пермякова в обличение странников, стр. 181- 182; в «Творениях св. Киприана», час. II, стр. 184-185).

Мы видим, что безпоповские наставники на самом деле, как признает и наш собеседник, не имеют епископскаго дарования, - просто миряне, которых утверждают миряне же, и, тем не менее, они есть в то же время вожди, они - пастыри, которых величали на поморском соборе «стадоводителями», положение их и власть сравнивали с положением и властью епископов и священников, т.-е. с иерархической властью. Следовательно, они есть лица, хотя действительно непосвященныя, но восхитившия себе непринадлежащее им дарование. Св. Киприан Карфагенский о таковых говорит:

«Не имеющие Святаго Духа решительно не могут и крестить. В самом деле, в крещении каждому отпускаются грехи, а Господь утверждает и возвещает в своем Евангелии, что грехи могут отпускать только те, которые имеют Святаго Духа. Посылая, после воскресения, своих учеников, Он говорит им: якоже посла Мя Отец и Аз посылаю вы. И сие рек, дуну и глагола им: приимите Дух Свят. Им же отпустите грехи отпустятся и им же держите держатся (Иоан. 20, 21-23). Это место показывает, что крестить и давать отпущение грехов может только тот, кто имеет Святаго Духа» («Творения» св. Киприана, час. I, стр. 368-369).

Эти слова св. отца свидетельствуют, что крестить и давать отпущение грехов может только тот, кто имеет Святой Дух. Те же лица, которыя считаются мирянами, но захватили власть духовную, по словам св. Киприана Карфагенскаго, не имеют права даже крестить. В крайнем случае, как известно, позволяется и мирянам погружать. Совершается это по нужде и у нас, у старообрядцев, приемлющих священство. Но те лица, которыя не имеют на себе рукоположения, а захватили духовную власть, им не принадлежащую по праву, восхитили ее не по крайней нужде, а вследствие того, что их избрали и уполномочили на это, эти лица лишаются права крестить. Святой Киприан Карфагенский говорит в первом правиле св. Василия Великаго, что духовныя лица, отторгшияся от церкви, лишаются дарований духовных и делаются мирянами. Здесь говорится не о простых мирянах, каковы мы все, и которым предоставляется в исключительных случаях, в крайней нужде, совершить крещение, а о таких лицах, которыя, сделавшись мирянами, провозглашают себя духовными лицами. Они имеют ли право крестить? Нет.

«Отторженные, - говорит св. Киприан, - соделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать и не могли преподавать другим благодать Св. Духа, от которой сами отпали. Почему приходящих от них к Церкви яко крещенных мирянами, древние повелели вновь очищать истинным церковным крещением» (1-е прав. Василия Вел., полн. переводов).

Мне мой собеседник заметил, что я будто бы уклонился от своего же вопроса о наставничестве и говорил об исповеди. В данном случае, я говорю уже о крещении. Но это не уклонение от вопроса, я этим выясняю сущность наставничества и его права. Мой же собеседник уклоняется от вопроса и говорит о правах мирян, о талантах, принадлежаших каждому мужчине и каждой женщине. Я прошу его ответить на тот вопрос, который я поставил в первой своей речи: каким учением Церкви можно оправдать существование у поморцев духовных лиц с преемственно-передаваемой благодатью, властью и правами пастырей, занимающих исключительное, именно духовно-служебное положение в церкви? На этот вопрос я не слышал ответа, и прошу, чтобы именно на него был дан ответ.

Третья речь Ф. Ф. Румянцева

Уважаемое Собрание. Прошу вашего глубокаго внимания. Я удивляюсь уважаемому собеседнику. Он говорит, что я не ответил на его вопрос. Думаю, что кто внимательно слушал, тот убедился в моем ответе. Иерархических лиц у нас никаких нет. Ничего подобнаго мы не устанавливаем, а, что касается до прав и обязанностей настоятелей, как простецов - о них мною также сказано. Но важно то, когда было прочитано в деяниях апостольских о избрании 7 мужей и объяснение св. Златоуста от 6-го вселенскаго собора, то на это Ф. Е. отвечает, ведь это избирались дьяконы для служения за трапезой и чтобы дать большее о них представление, - сравнив их с современными официантами. А разве, дорогие слушатели, апостолы - официанты... разве они - кухарки как это изволил сказать мой собеседник. Что же эти официанты-апостолы делали? Эти апостолы крестили, что видно в деяниях апостольских, читаю стр. 329. Беседы на деянии.

«Егда же вероваша Филиппу благовествующу, яже о царствии Божии и о имени Исус Христос, крещахуся мужие же и жены.
Симон же, и той верова, и крестився бе пребывая с Филиппом; види же силы велия и знамения бываемыя, дивляшеся» .

Из прочитаннаго видно, что «веровали и крестились от него», следовательно эти мужи не были официантами, а были проповедниками Слова Божия и крещения, но рукоположения они никакого не получили, о чем мною и было прочитано. У св. Златоуста и в 6-м вселенском соборе, а в «Книге о вере» сказано, что последнее постановление будет следовать первому. Раз мы дожили до тех времен, когда православное священство пало, остались одни верующие, то они и должны управляться, согласно слову Божию. Ф. Е. говорит, что если принять во внимание слова, сказанныя в деяниях, то возможно исполнить это и каждой женщине, но они, говорит он, этому не следуют, а выбирают особаго человека и только он по благословении отца духовнаго и может это совершать. Ф. Е. спрашивает: «Я желал бы знать где в писании сказано, что можно простецу благословлять настоятеля?» На этот вопрос я отвечаю вопросом, который я не раз уже ему предлагал. Покажите где написано, что за лишением православнаго священства простые верующие этого делать не могут. Третью речь мой собеседник провел и не одного свидетельства не указал.

Что касается верующих, то они имеют благодать Духа Святого и потому могут крестить. Этим оправдывается наше положение, мы верующие получили по наследству от Церкви Христовой благодать Св. Духа, которую Христос Спаситель в день 50-й ниспослал для всех верующих, а не только 12 апостолам читаю стр. 71. Беседы на деяния.

«И сяде - речена едином когождо их: (Златоуст), что же ли; убо на двадесяте ли самех токмо сниде, а не и на прочих; никакоже: но и на всех сто двадесяте» .

Значит, верующие получили Дух Святой вместе с Божественными апостолами, а раз они получили, то Он преемственно и преподается верующим. Читаю дальше стр. 72.

«(Ниже) нисполнишася, (рече) вси Духа Свята, и начаша глаголати иными языки, якоже Дух даяше им отвещавати... (Златоуст)... сяде, рече, на едином когождо их: то убо и наставленнем от причта. сего ради ниже болезнует прочее не избрал быв, якоже Матфей. И исполнишася, рече, вси. Не просте пряша Духа благодать, но и исполнишася» .

Дух Святой, согласно 4-му апостольскому правилу дарован всем верующим, а раз верующие получили Его, то они и в праве преподать его другим.

Что касается избрания простолюдинов на служение, то в беседах на деяния на 70 листе св. Златоуст говорит:

«Вси бо мы братия есмы един же наш есть наставник Христос. Есть же и в братии единому повелевати, а иным повиноваться» .

Все это делается для порядка и это не противно учению Христовой Церкви.

Что же касается выписок Пермякова, о котором говорил мой собеседник, то не следует задевать стороны, взгляды которых не могут быть обсуждаемы на настоящих беседах. Читаю выписки стр. 181.

«Отделяются те, кои, без божественнаго рапоряжения, самовольно принимают начальство над безразсудными скопищами, без законнаго посвящения поставляют себя вождями, присваивают себе имя епископа, тогда как никто не дает им епископства» .

В прочитанной им выписке, заимствованной из творения св. Киприана говорится о тех, которые самовольно принимают начальство над безразсудными скопищами. Это и подчеркивает наш собеседник. Св. Киприан говорит о тех, кто присваивает имя епископа. Ни в одном месте, ни одного слова вы у нас об этом не найдете. Что же касается того, кто из нас присвоил ложное, то это покажет будущее; у нас теперь беседа не о епископстве и не о иерархии и потому я не могу касаться этого вопроса; настоящая беседа о наставничестве, о том - имеют ли право христиане выбирать себе руководителей в те времена, когда православное священство совершенно падет. Об этом я просил уважаемаго собеседника ответить мне, но он этого не сделал и я должен вас уверить, что и в будущем он не сможет сказать ничего по этому вопросу.

Теперь я перехожу к разбору прочитаннаго правила из Василия Всликаго. Читаю из греческой Кормчей, стр.  152.

«Ибо, хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа» .

А мы разве говорим, что отступник имеет благодать Св. Духа, разве у нас вопрос об отступниках? Еретики, отступники не имеют никакой благодати Св. Духа, хотя бы и были епископами.

«Но отторженные, соделавшись мирянами, не имели власти, ни крестити, ни рукополагати, и не могли преподати другим благодать Святаго Духа, от которой сами отпали» .

Если говорить об отторженных, то они хотя и были с внешней стороны епископами, однако творить таинства не могли. Разве они равны мирянам, они хуже мирян. Миряне хотя и простые, но имеют благодать Святаго Духа. Прочитанное свидетельство нисколько не обвиняет, а, наоборот, оправдывает нас, и здесь говорится не о христианах, избираемых для управления Церковью, а об отступниках, еретиках.

Уважаемый собеседник говорит, что у них в деяниях написано, что отцы духовные не должны заниматься мирскими делами, торговлей, звериной ловлей и проч. Но это постановление разве доказывает что-либо иерархическое. И у вас есть певчие, которые не занимаются мирскими делами и они ведь не возводятся этим ни на какую степень священства. Все это устроено для порядка, для благочиния, для того, чтобы управлять Церковью Христовой, заботится о ней, а не о житейских делах. Что же касается правил для соблюдения порядка, то правила только одни, как говорит апостол Павел. Зач., 245.

«Обаче в неже достигохом, тоже да мудрствуем, и темже правилам жительствуем» .

Если мы дожили до такого печальнаго периода времени, когда все пастыри сделались еретиками, то, в виду такого положения, верующие в праве управлять своими духовными лицами и, как предположила св. Церковь, избирать из среды верующих для управления Церковью. Христос сам говорит, что кто верный, того поставит над челядью строителем, кто соблюдет чистоту и правость веры, а это только соблюли истинные сыны-поморцы и не последовали за еретическим и ложным священством...

Мой уважаемый собеседник указывал на то, что апостолы были выше епископов. Правда, я соглашаюсь с объяснениями, что апостолы выше епископов, но они были выше епископов не по священным степеням, а по положению. Это относилось не только к 12 апостолам, но ко всем апостолам. Святой Златоуст так говорит (лист 1688 Беседы на 14 посланий).

«Третие благовестники: иже не всюду обходяще, но благовествующе токмо, якоже Прискилла, и Акила» .

Ф. Е. говорит, что якобы мы восхитили управление церковью без всякой нужды. Но это неправда, наша совесть не может мириться с современным священством, и потому мы избираем из среды себе пастырей для управления Церковью Христовой и такой порядок не противоречит Божественному писанию, что мною и было доказано.

В заключение я спрашиваю уважаемаго собеседника покажите - где написано, что по лишении православнаго священства, нет оснований избирать из среды себя верующих для управления церковью.

Четвертая речь Ф. Е. Мельникова

Цель наших собеседований - расчистить путь к объединению старообрядчества в одну древле-православную Церковь. Объединенное старообрядчество должно иметь какое-либо священноначалие - истинное пастырство, без котораго немыслимо объединение. Поэтому мы и ставим вопрос: около какой же иерархии должно объединиться старообрядчество? Вопрос о нашей, старообрядческой, иерархии будет решаться последним - на последней нашей беседе. В первую голову мы разсматриваем вопрос о безпоповском наставничестве. Может ли оно заменить истинное пастырство, около котораго возможно и должно объединиться всем старообрядческим согласиям?

Уже в прежних моих речах было с достаточной ясностью установлено, что безпоповские наставники считают себя не мирянами, а духовными лицами. Они присвоили себе не только священническую власть, но и епископскую, и даже, как я буду выяснять потом, - соборную власть. На каком же основании существует эта вновь созданная иерархия у безпоповцев? Чем она оправдывается? В течение трех речей, сказанных моим собеседником, не было указано им ни одного места из священнаго Писания или церковных канонов, которым было бы оправдываемо такое положение безпоповскаго наставничества. Единственно, на что было указано, - это на избрание во времена апостольския семи дьяконов. Безпоповские наставники говорят, что тогда дьяконы хотя были избраны народом, тем не менее исполняли некоторыя церковныя таинства. Так и мы, - заключают отсюда безпоповские наставники, - действуем и совершаем дела церковныя.

Мой собеседник все время отрекался от своего наставничества. Он говорил, что наставники - только миряне и что епископской власти они не присваивали себе. Поэтому я считаю необходимым обратиться опять к определениям поморскаго собора, бывшаго в 1909 году, и указать на основании этих определений, что действительно наставники безпоповцев присвоили себе епископскую власть. На листе 10-м соборнаго «уложения» поморцев говорится: Наставники обязаны врачевать свою паству.

«Если же этими кроткими мерами не уврачуются, тогда отцы духовные должны вразумлять таковых мерами, принадлежащими им по праву, памятуя слова апостола (зач. 297), и лишь в крайнем случае - отлучать» («Деяния поморскаго соб.» лис. 10-й).

Характерна эта ссылка на 297 зачало «Апостола». Там говорится исключительно о епископской власти, - говорится о том, что только архиерею дано право отлучать от Церкви свою паству. Следовательно, этим соборным определением поморцев безспорно устанавливается, что наставники захватили себе иерархическую власть.

В том же соборном деянии (на странице 11. час. I) обсуждается вопрос о самовольно отказавшихся от наставничества настоятелей. Какое же вынес собор решение по этому вопросу? Вот какое. Приводятся слова Матфея Правильника, известнаго канониста:

«Аще ли же и отрещися кому епископства приключится, и вверенное ему стадо оставити, держатися службы к тому несть убо праведно, неразумно бо и неискусно на трудное убо и на болезненное, отрицатися председения учения глаголю, и люди к лучшему предания, и елико по силе возбраняти, еже на горше сих поношение» .

«Следовательно, - заключает поморский собор, - раз отказавшийся наставник вторично избран быть не может» («Деяния поморскаго собора», час. I, стр. 11).

Видите, с какой определенностью поморский собор устанавливает, что у безпоповцев есть действительно иерархическая власть, подобная епископству. Я поэтому совершенно не верю моему собеседнику, утверждающему, что у поморцев наставники - только простые миряне. Пусть он или найдет в соборном определении, что они не духовныя лица, или пусть сознается, что они действительно занимают иерархическое положение. Чем же, - я спрашиваю, - оправдывается такое их положение? Вот, - указывают нам, - дьяконы избирались народом при апостолах. Посмотрим, подходит ли этот пример для оправдания безпоповскаго наставничества.

В толковании на шестую главу деяний апостольских, блаженный Феофилакт говорит:

«И помолившеся возложиша на ня руце». Смотри, как он (писатель, т.-е. евангелист Лука), немногословен, не говорит, как были рукоположены (диаконы), но говорит только, что были рукоположены с молитвою. На мужа возлагается рука, - вот в чем состоит хиротония; но все совершает Бог. Какую же хиротонию получили эти семь мужей? Диаконскую ли? Они рукоположены на это именно дело, то-есть на доставление верующим необходимых потребностей» («Толкования на Новый Завет», блаж. Феофилакта, стр. 61. изд. Сойкина).

Видите из этого толкования блаженнаго отца, что дьяконы не сами себе восхитили власть, а их рукоположили апостолы, и только после рукоположения они стали дьяконами. Св. Иоанн Златоуст в толковании на те же деяния апостольския также объясняет, что дьяконы были рукоположены.

«Не жребию сию попустиша, - говорит он, - ниже паки, могуще сами избирати Духом движими, сие творят. Но от многих свидетельства искусивше, видящееся паче поставляют. Инако же, еже убо предел, положити числу, и еже хиротонисати, и еже в потребе таковой, их бе». «И помолившеся, возложиша на них руце. (От сего яве яко) отлучиша их от множества, и они привлекают, а не апостоли приводят. Зри, како несть излишен списатель: не бо глаголет како, но просте яко хиротонисани быша молитвою. Сие бо хиротония есть (сиречь рукоположение). Рука бо верху полагается мужа: все же Бог соделовает, и рука Его есть, касающаяся главе хиротонисаемаго, аще, якоже подобает, хиротонисаем бывает». «Кое же убо достоинство имяху сии, и кое прияша рукоположение, нуждно есть научитися. Еда-ли диаконское, но убо сие в церквах несть: но пресвитерское есть сие строителство: Аще и ни един еще епископ бе, но апостоли сами токмо, отнюдуже ниже диаконом, ниже пресвитерей мню имени быти явленну и изъясненну: но тогда на сие хиротонисани быша. И не просте врученна им бысть власть; но помолишася над ними возмощи быти силе» . («Беседы на деяния», св. Иоанна Златоустаго, 6еседа 14, стр. 134-136, изд. 1624 г.).

Ясно, что дьяконы были рукоположенными лицами, они получили дьяконскую власть после хиротонисании от апостолов. Скажите же, возможно ли таким состоянием дьяконов в апостольское время оправдывать положение безпоповских наставников. Говоря по совести и на основании приведенных мною месть, должно сказать, что тут не оправдание, а осуждение поморскаго наставничества.

Здесь я нахожу уместным и необходимым дать ответ на тот упрек, который был допущен по адресу моему моим собеседником. Я сравнивал служение тогдашних дьяконов с положением, или вернее, служением современных официантов. Мой собеседник начал выкрикивать: «Мельников назвал апостолов официантами, он назвал их кухарками», при чем повторял это неоднократно, очевидно играя на религиозном чувстве слушателей. К моему счастью, у меня имеется под руками стенограмма, из которой видно, что я не только апостолов, но даже дьяконов не называл ни кухарками, ни официантами. Вот что мною было сказано: «Дьяконы служили при трапезах, как теперь служат, извините за выражение, официанты» (стр. 20 в настоящей книге). Прежде всего, мой собеседник сделал передержку, совершенно недопустимую в честном споре: во-вторых, если бы даже я допустил сравнение апостолов с официантами, то это было бы не оскорблением для них, а лишь только выяснением вопроса. Нужно знать, что нередко в священном Писании апостолы называются овцами и сравниваются с волами, змеями, стражниками, пастухами и т. п. лицами. Мы знаем, что Сам Христос себя сравнивал и с агнцем, и с женихом, и даже с трупом. В «Благовестнике» блаж. Феофилакта говорится, что Христос сравнивает себя с трупом и даже с вором:

«Прииду, как тать в нощи» («Благовестник», стр. 143 и 145, изд. Сойкина).

Разве это было оскорблением для Христа? Нисколько. Тут только давалось указание верующим людям, что приход Христа будет неожиданным. Так и мое сравнение нисколько не могло оскорбить и унизить дьяконов, когда я для примера указал на официантов. Нужно знать, что в числе святых очень много есть лиц самаго низшаго сословия: ремесленников, плотников, сапожников, дворников. Кому, например, неизвестно, что св. Евфросин был поваром (житие его 11-го сентября), св. Исидора - поварихой (житие ея 10-го мая), преподобный Феодосий печерский - служителем при трапезах (житие 3-го мая), Флор и Лавр были каменщиками (житие их 18-го августа), св. Трифон - пастухом гусей (2-го фавраля), св. Конон - огородником (5-го марта), св. Александр - угольщиком (12-го августа), св. Иоанн патр. Константинопольский - ковалем (2-го сентября), св. Захарий - сапожником. Вот сколько святых было из самаго низшаго сословия. И мы знаем, что пред очами Господа иногда повариха и официант, если они благочестивы, важнее и выше всех вместе взятых сиятельств и превосходительств. Меня возмутило отношение моего собеседника к людям низшаго сословия, точно я беседую с каким-то высокаго полета аристократом. Я думаю, что и наставники безпоповские вербуются из поваров, дворников, сапожников, маляров и т. п. людей. Это для них должно быть не унижением, а славою. В древности один языческий писатель Цельз смеялся над христианством, что оно составлено исключительно из сапожников. И действительно, в первые дни христианства сапожники и кожевники, и вообще самые необразованные люди, были ревностными проповедниками христианства и проповедывали Христа. Я не могу останавливаться слишком много на объяснениях по этому вопросу; но, признаться, меня сильно оскорбила передержка моего собеседника относительно сравнения дьяконов с официантами. Не хорошо играть на религиозных чувствах христиан.

Относительно семи дьяконов вы должны знать, что они потом были уже не служителями при трапезах только, но и служителями при жертвоприношениях в алтарях. В «Посланиях св. Игнатия Богоносца» говорится:

«Диаконам, служителям таинств Исуса Христа, все должны всячески угождать, ибо они не служители яств и питий, но, слуги Церкви Божией» (посл. к Траллийцам, гл. II, стр. 67).

Св. Киприан Карфагенский говорит:

«Диаконы должны помнить, что апостолов, то-есть епископов и предстоятелей избирал Сам Господь, а диаконов, по вознесении Господа на небо, поставили апостолы, как служителей своего епископскаго звания в Церкви» («Творения» св. Киприана, час. I, письмо к Рогациану, стр. 110-111, изд. 1891 г.).

Следовательно, безспорно, что ни в каком случае с дьяконами нельзя сравнивать положение безпоповцев.

Замечательно, что безпоповские наставники, в том числе и мой собеседник, указывают на такой пример, каким пользовались в апостольския времена беззаконники, а апостолы сочли своим долгом это беззаконие устранить. В первом апостольском правиле говорится:

«Кождо в данном ему чину да пребывает, и не преступайте заповедей: не суть бо наша, но Божия, яко же рече Господь: слушаяи вас, Мене слушает, и слушаяй Мене, слушает Пославшаго Мя; и вас отметаяйся, Мене отметается, и Мене отметаяи, отмещет Пославшаго Мя» . (Славянская «Кормчая», лис. 30).

Во втором правиле говорится:

«Восхищающии не дарованная им, раздражают Бога, яко же сынове Корреови и Озия царь: ни диакону убо приносити жертвы, несть достойно, ни крестити кого, ни благословения мала или велика сотворити, тако же ни презвитеру, несть достойно поставления творити, и развращати чин священнический, яко же дерзнувыи таковая, не с нами борется, но с великим Архиереом Христом» (там же).

Видите отсюда, что апостолы как бы предусматривали состояние безпоповскаго наставничества, и поэтому решительно заявили, что поставлять не имеют права даже пресвитеры. Тогда же, при апостолах, ссылались на дьякона Филиппа, как и наш собеседник ссылается. Что же ответили на эту ссылку апостолы?

«Аще бо Филипп скопца крестив, и Анания мене, Павла, но не сама себе восхитиста святительскаго чина, но от Бога прияста власть, от несочетаннаго архиерея» (лис. 30) .

Ясно, что ни в каком случае этими примерами не может оправдываться безпоповское положение. Блаженный Симеон Солунский говорит:

«Как Лука говорит (об избрании апостолов) тотчас (вслед за описанием его), Великий и Единый Архиерей, все содержащий в Себе и всем соделавшийся ради нас, поставил первых (т.-е. 12 апостолов) иерархами, а вторых (70 учеников) - иереями и послал их проповедывать пред лицем Своим» (книга блаж. Симеона Солунскаго, в русском перев., т. II, стр. 303).

Христос поставил апостолов иерархами и иереями, и это совершилось еще до дня Пятидесятницы. Поэтому весьма справедливо приводит мой собеседник слова книги «О вере», что последнее постановление будет следовать первому. Совершенно верно. В той же книге «О вере» говорится:

«И приставлю судии твоя яко и прежде, и советники твоя, яко исперва, разумей духовных» . (Книга «О вере», лис. 12 об.).

Следовательно, и в конце мира, как и при начале жизни Церкви, должны быть все три чина иерархии: епископы, священники и дьяконы. И потому вопрос моего собеседника: что же должно делать тогда, когда ничего этого не будет? - совершенно праздный. Никогда не будет того, чтобы Церковь осталась под управлением мирян.

Но спрашивается, имеют ли миряне право избирать духовных лиц? Да, имеют, ими избраны были и семь дьяконов, но последних рукоположили апостолы, поэтому и теперь должно быть рукоположение епископской властью. И безпоповские наставники и поморский собор также утверждают, что избрание еще не дает право совершать таинства и вершить церковныя дела. В «Деяниях поморскаго собора» говорится:

«Отцы духовные избираются у нас обществом или приходом. Это избрание не дает права быть настоятелем» (час. I, стр. 22).

А что же дает право быть настоятелем? Кто передает им эту власть? Вот кто:

«Это право избранный получает только тогда, когда его благословит на отечество другой настоятель. Это благословение и назвал кто-то из христиан поставлением. Да так же выражались и наши предки» (там же).

«Поставление» - это не значит какая-нибудь пустая форма: поставить на стул или на стол. Под «поставлением» здесь разумеется передача особых даров на совершение таинств, передача власти и силы управлять церковью. Безпоповцы говорят, что у них эта передача дается благословением наставников, при чем они употребляют даже иерархический термин: «поставляются». Я поэтому и спрашиваю моего собеседника, как спрашивал и раньше: каким же священным Писанием или церковными канонами оправдывается такое духовно-служебное и иерархическое состояние и именование безпоповских наставников? Я в трех речах ставил этот вопрос и не получил ответа. Хотелось бы, чтобы хотя теперь мой собеседник ответил на этот вопрос. Поэтому я и ставлю его опять, и на нем настаиваю.

Четвертая речь Ф. Ф. Румянцева

Уважаемое собрание, прошу вашего глубокаго внимания. Ф. Е. говорит, что цель наших собеседований расчистить путь к объединению, и решить - вокруг кого мы должны объединится. Цель очень хорошая, и нам, может быть Бог поможет разобраться в вопросе, которой стороной соблюдена истинная вера, к той стороне следует и присоединится. Должен заранее сказать, что вопрос не во внешнем представлении священства, а в его духовном понимании.

Мой собеседник говорит, что мы присвоиваем себе не только священническия права, но и епископския. Как раньше мною уже было сказано и теперь повторяю, что мы никаких прав себе не присвоивали и не присвоиваем того, что положено для епископов и пресвитеров. Это навязывает нам сам уважаемый собеседник. Мы только пользуемся теми правами, которыя даны для нерукоположенных простецов. Нам нет надобности самовольно присвоивать то, что нам не принадлежит и тем более Бог в этом не нуждается. Разве Бог не может без этих посредников спасти верующих. Но кто присвоивает себе незаконное, об этом речь впереди. Уважаемый собеседник указывает на меня, что якобы я в беседе с ним недобросовестно поступил относительно его слов, сказаных о 7-ми дьяконах. Дорогие слушатели, обращаю ваше особенное внимание. Разве я подал повод уподобить св. апостолов современным официантам. Это вы сделали сами; чувствуя же теперь на своих зубах оскомину вы и хотите оправдаться. Не могу не обратить ваше внимание дорогие слушатели на противоречие уважаемаго собеседника. В первой беседе Ф. Е. старался доказать, приводя священное писание, что 7 мужей не имели никакой священной хиротонии, что эти апостолы совершенно не мели никакого рукоположения, что они были простыми служащими у трапез, а потому он и сравнивал их с кухарками, раздавателями хлеба; теперь же он сошел с этой позиции и стал доказывать, что они не только были раздавателями хлеба и кухарками, и официантами, но были рукоположены и служили при алтаре. Полагаю, кто был на той беседе и присутствует в настоящее время, заметил, как разошелся в своих взглядах уважаемый собеседник. Если и играл кто на религиозных чувствах, то это Ф. Е. Мельников.

Далее он говорит, что наставники наши получили особыя права, в доказательство чего ссылается на постановления соборнаго деяния. Лист 10-й.

«Если же этими кроткими мерами не уврачуются, тогда отцы духовные должны вразумлять таковых мерами, принадлежащими им по праву, памятуя слова Апостола» .

Разве здесь говорится, что нашим отцам духовным предоставлены такия права, какия предоставлены епископам и пресвитерам, это уж вы сами выдумали такой смысл. Апостольския слова таковы: «Памятуя свою немощь при исправлении брата». Разве этими словами апостола предоставляются особыя права - епископская и священническия. Этими словами повествуется о том, что если грешник впадает в прегрешение, то исправлять его надо духом кротости, а о правах епископских нет ни слова. Указывая на слова, прочитанныя мною из «Книги о Вере», что первое постановление согласуется с последним, или последнее с первым мой уважаемый собеседник говорит, что в «Книге о Вере» на обороте 12 листа сказано: «до второго пришествия Христова будет трехчинная иерархия». Я должен еще раз прочитать, чтобы напомнить вам, что в указанном месте нет ни одного слова, что до 2-го пришествия иерархия пребудет. Читаю в «Книге о Вере» лист 12 оборот.

«Аще же речет сопротивляяся, яко тако бяше от начала, а ныне одержащу вся та святая места поганину, и вся уже попрана быша» .

Здесь по отношению трехчинной иерархии и вечности ея бытия нет ни слова. Ссылаясь на «Книгу о Вере» мой собеседник делает совершенно неверные выводы - это уже дело его совести.

Ф. Е. старался доказать, что первые апостольские мужи имели рукоположенных дьяконов, которые служили при алтарях. Но в какое же время это было. Различаете ли вы? Св. Златоуст и 16-ое правило 6-го вселенскаго собора объясняют нам.

«Призвавше же дванадесять множество ученик, реша: не угодно нам оставльшим слово Божие, служити трапезам, и усмотрите убо, братие, мужи от вас свидетельствованы седмь, исполнены Духа Свята и премудрости, их же поставим над службою сею: (ниже) На основании сего и мы проповедуем, яко выше реченныя седмь диаконов не должны приемлемы быти за служителей таинством, по изложенному учению, но суть те, которым поручено было домостроительство для общей потребности тогда собранных» .

Ведь из этого видно, какое тогда имели достоинство эти мужи и какое прияли рукоположение. Степеней дьякона не было в церквах тогда, а раз не было, то не могли рукополагать их апостолы в эти степени.

«Сего ради думаю, что ни имя диаконов, ни презвитеров не было известно и употребительно» .

Так говорит Златоуст и это подтверждает 6-ой вселенский собор. С этим соглашался сперва и Ф. Е. почему приравнял их к официантам и кухаркам, а теперь доказывает совершенно обратное, что они были рукоположены и служили при таинствах.

Что же касается прочитаннаго моим собеседником из книги «Кормчей» на 30 листе, что невозможно восхищать недарованное, то противоположное этому мы никогда не утверждали и исповедовали, что ни восхищать недарованнаго, и присваивать права - никто не должен. Если же Филипп крестил, то не по своей власти, а по дарованной Господом Богом. Так и мы, если исправляем дела, которыя необходимы для спасения христиан, то не потому что недарованное восхищали, а потому, что эти права предоставлены самим Христом.

Дорогие братья, что избрание для служения и управления общиной не противно учению Христовой Церкви, к дополнению указанных мною свидетельств, я сошлюсь на исторический факт. В Царстве Польском, когда православные епископы ушли по вере в неправое учение, веующие избрали из своей среды себе руководителей. В актах юго-западной России защитник православия повествует об этом так. Акты южной и западной России. Стр. 210.

«Лепше бо вам без владык и без попов, от диавола поставленных, до церкви ходити и православие хранити нежели с владыками и попами, не от Бога, званными, у церкви быти и с той ся ругати и православие попирати. Не попы бо нас спасут или владыки, или митрополиты, но веры таинство нашея православныя с хранением заповедей Божиих - тое нас спасти может. Прето вы пастыря собе тако избирайте: прежде назнамейте неколико особ, от жития и разума свидетельствованных, яко суть благовенный и правоверней: таже узаконете собе день и пост и створете бдение, с свокупившися в церковь, и молетеся Богу, да вам даст и открыет пастыра, Его же жребием от сих реченных искушайте. Бог же милостивыи моление вашего не презрит, вам пастыра даст и объявит, котораго приемши за пастыра» .

Тогда говорит поступайте так: за отступниками не ходите, а изберите себе пастыря среди себя.

«Сих проклятых владык никакоже не приимуйте, и молитеся, за отгнаны будут» .

Так и наши, блаженной памяти предки, когда пастыри сделались богоотступниками, они за ними не последовали, а на основании церковной практики избрали из среды себя руководителей и под управлением их продолжали свое существование. Утверждать, что мы вводим нечто новое, может только Ф. Е. Всякое же навязывание того, чего нет не делает чести.

Вы припомните, я спрашивал моего уважаемаго собеседника - имеют ли право христиане при лишении православнаго священства избирать из своей среды управителей Церкви Христовой. Несмотря на то, что я несколько раз задавал этот вопрос - ни одного свидетельства мой уважаемый собеседник не привел и на вопрос мне не ответил. Об этом я еще раз прошу вас, Ф. Е.

Мой собеседник говорит, что мы якобы отступили от православнаго священства и в подрыв ему избираем своих наставников и настоятелей. Но вы отлично знаете, что мы это делаем не в подрыв православнаго священства, а за неимением его.

В дополнение этого вопроса я хочу спросить моего собеседника - подлежим ли мы вине за то, что не идем за еретическим, ложным священством, а управляемся из среды себя избранными, верующими людьми.

Я должен добавить, что практика св. церкви показывает, что для управления церковью избирались лица, не имеющия священнохиротонии. Мы видим в книге Пролог, февраля 23 дня, житие св. Александра инока.

«Александр же многи обрати от еллинския прелести, и разбойника крестив, и отъиде в пустыню, и тамо, 20 лет, подвизався, нощи же в горах пребываше, а в день в дельвии крыяшеся. И уведевше же его, собрашеся к нему четыреста мних, от девяти язык, и сотвориша его игумена себе, и раздели из на десять монастырей, когождо особь» .

Имел ли он священническую хиротонию?

Из прочитаннаго видно, что не имел. Простые иноки избрали его себе игуменом, управителем, здесь ясно свидетельствуется, что нет никакого противоречия с учением Христовой Церкви избирать из среды себя для управления церковью. И Златоуст говорит: «Одному повелевать, а другим повиноваться». Это для чего же. Для порядка. Божественный апостол говорит.

«В церкови вся по чину да бывает» .

Время мое кончается и я снова прошу моего собеседника ответить на поставленные мною два вопроса.

Пятая речь Ф. Е. Мельникова

Почтенное собрание! На вопрос моего собеседника ответить очень легко. Он спрашивает, что делать, когда все священство погибнет, - возможно ли тогда избирать новых наставников, которые руководили бы народом? На этот вопрос я в сегодняшней речи ответил уже. Немыслим такой вопрос, потому что никогда в Церкви не может быть такого состояния, когда совершенно разрушится в мире священство. Меня спросили бы: если все женщины перестанут рождать, запрещено ли мужчинам тогда рождать? Я скажу: это - нелепый вопрос. Никогда мужчины рождать не могут, а запрещения на это, конечно, нет. Но пусть попробуют. Так и в Церкви Христовой: раз Христос установил на вечныя времена священство, оно будет до скончания века, и ставить вопрос о том, что делать, когда его не будет, - значит, бить в пустую. А когда Христа не будет, - спросили бы, - тогда как быть? Можно ли спастись без Христа? Но этого никогда не может быть, и такой вопрос является не только безсмысленным, но и кощунственным.

Здесь указывалось на одно свидетельство (при чем не упоминалось, кто его автор) из «Актов Юго-Западной Руси», что нельзя от дьявола поставленными попами руководствоваться, а лучше оставаться без них. Совершенно верно. И так как мы, старообрядцы, приемлющие священство, признаем, что именно безпоповские наставники поставлены не Христом, а его противником, то мы и остаемся без этих наставников. Кто в самом деле у поморцев ставит наставников? Не Христос, а простые мужички, они действуют не Духом Святым. Это и есть «поставленные от дьявола», и без них можно спастись. В книге «О вере» дается объяснение того обстоятельства, когда церковь в Польше некоторое время оставалась в тяжелом положении, которое было устранено не тем, что стали выбирать простых мужичков в роли духовных вождей, а вот чем:

«Не малое же чюдо, - читаем здесь, - и в вознесении святыни: церковь бо наша святая митрополита, и епископов православных, ихже сам Исус Христос оком тела нарече, оставши бяше слепа, яко тело без очию, вознесением же тоя святыни прозрела, и благодатию Христовою видит. Преславное воистину чюдо есть се» . (кн. «О вере», лис. 213).

Не к самозванным наставникам побежала церковь того времени, когда остались «дьяволом поставленные попы», а к патриарху, который рукоположил святителя и тем поставил в лучшее положение церковь.

Вы видите, как неосновательно приводит мой почтенный собеседник доказательства в защиту своего положения. Всеми мерами он старается отречься от своих наставников; «они, - говорит, - у нас простые миряне», при чем указывает на Пролог 23-го февраля, что Александр Мних был игуменом. Правда, в монастырях допускается избрание игумена своими собственными силами, и такое избрание игумена на управление монастырем возможно. Но когда в Церкви был такой случай, что вместо пастырей ставили простых мужичков, при чем считали их имеющими преемственную благодать от епископов? На этот вопрос мой собеседник не ответил, да и никогда не ответит.

Он упрекает меня, что я переменил свое мнение относительно семи дьяконов. «Раньше, - говорит, - Мельников находил, что дьяконы служили около трапез, а теперь заявляет, что они служители таинств». К моему счастью, у меня имеется стенографическая запись моих речей (нужно сказать, что запись ведется почти с буквальной точностью). Вот, что я говорил: «Апостолы имели от Господа полномочия, которыя были выше даже епископских, они могли и утвердить семь дьяконов и в более высоких должностях и обязанностях. Так в последствии они и сделали» (см. стр. 21 в настоящей книге).

Стенограмма таким образом говорит в мою пользу. Я и тогда держался того же взгляда, что дьяконы только некоторое время были служителями трапез при апостолах, а потом служили в алтарях при совершении таинств.

Вот и вся речь моего собеседника.

Как вы видите, от нея остаются только жалкие клочья. Твердых оснований для защиты своего наставничества у моего собеседника нет и быть не может. Он только отрекается от своих наставников. Они, - говорит, - не духовныя лица. Я поэтому считаю нужным напомнить определения поморскаго собора. На листе 2-м соборнаго «уложения» говорится:

«Отцов духовных не следует считать простецами, так как они получают, по избрании приходом и по благословении другого отца духовнаго, преемственно-передаваемую благодать Духа Святаго на управление церковию» («Деяния поморскаго собора», лис. 2).

Безспорно, что собор поморский признает своих наставников не простыми мужичками, за каких выдает их мой собеседник, когда пришлось ему попасть в безвыходное положение, а объявляет их духовными лицами, обладающими иерархическими свойствами. В деяниях поморскаго собора Пичугин, вдохновитель собора, вот какия дает объяснения состоянию поморскаго наставничества:

«Благодать преемственно-передаваемая от страдальца нашего Павла, епископа Коломенскаго, и других страдальцев, скончавшихся мученической смертью в Соловках и на Онежском озере, дает нашим духовным отцам право преподавать в таинстве св. крещения благодать Св. Духа и отпускать грехи в покаянии» (там же, час, I, стр. 6).

Мне говорят, что это право - крестить - принадлежит и мирянам. Это допустимо на время; в крайних случаях это право принадлежит и мирянам. Но о какой благодати решали вопрос на поморском соборе? Послушайте, какия важныя и драгоценныя для моих выводов слова выразил Пичугин:

«Таким образом, наши наставники, как все христиане, имеют благодать Св. Духа и, кроме того, - преемственное благословение на управление Церковью и их следует считать духовными лицами, а не простецами» (на той же странице).

Значит, они имеют благодать и такую, какую имеют все миряне и, кроме того, преемственное благословение на управление церковью и их поэтому следует считать духовными лицами, а не простецами. Здесь разграничиваются, и очень резко, два качества и полномочия: одно - мирское, при котором тоже преподается благодать Св. Духа, а другое - иерархическое, преемственно-благодатное, полученное от епископа Павла. Здесь наставники восхищают власть даже большую, чем у священника: они «поставляют» духовных лиц, что не имеют права делать священники. Поморцы говорят очевиднейшую ложь на епископа Павла Коломенскаго. Он не мог дать им такого благословения, это было бы величайшим преступлением и беззаконием, наивысшей ересью. Но дело не в том, справедлива ли эта историческая их ссылка, а в том, что поморцы считают своих наставников, по преемственно-полученной епископской благодати, особыми руководителями, духовными лицами, а не мирянами. Я и спрашиваю: где же Церковь разрешила такое состояние наставников? Какими церковными канонами оправдывается такое их положение? Это - иерархия ново-выдуманная, измышленная вами: она поставляет не святителей, а простых мужичков. На этот вопрос вы ответа мне не даете.

Замечательно, что и на безпоповском соборе поднимался спор относительно достоинства поморских наставников. И вот мы видим, что некто Безводин заявлял, что нам, - говорит, - трудно считать наших наставников духовными лицами,

«иначе будет хиротония, заменим слово это словом избрание» (стр. 20, часть П-я).

Другой член собора, некто Болобков, заявил, что это

«значение присуще только епископам и нам присваивать его не представляется возможным» (там же, стр. 8).

Вы видите, что на соборе поморском вопрос о наставниках, пожалуй, с большей подробностью и обстоятельностью обсуждался, чем обсуждается сегодня нами. Там указывали, что невозможно считать их поставленными наставниками, потому что это будет значить, что они имеют епископскую власть. И что же? Несмотря на эти протесты и заявления, собор однако постановил считать своих наставников духовными лицами, а не мирянами. Я указывал из 10-го листа соборнаго «уложения», где говорится, что наставники

«должны вразумлять таковых мерами, принадлежащими им по праву, памятуя слова Апостола (зач. 297), и лишь в крайнем случае - отлучить» («Деяния поморскаго собора», лис. 10).

Пытался мой собеседник объяснить, что эти права не епископския; а чьи же? Я, например, - мирянин, имею ли право отлучать от Церкви других лиц? Мне ответят: не имеешь права. И священники не пользуются этим правом. Поморский собор ссылается на 297 зачало «Апостола», там говорится о епископе Тимофее, который имел иерархический сан. Право отлучать принадлежит именно епископу, а не мирянам, на это указывает и поморский собор. Мой собеседник все старается Церковь первых времен свести на безъиерархическое состояние. Я не имею возможности об этом распространяться подробно, но укажу, что как в «Благовестном евангелии», так и в «Толковании блаженнаго Феофилакта на апостольския деяния и послания», во многих местах говорится, что при апостолах были дьяконы, священники и епископы, и с такой властью, с какой мы знаем их теперь. На стр. 61, 828, 829 («Толкования на Новый Завет» блаж. Феофилакта, по изданию Сойкина) устанавливается ясно, что были тогда дьяконы; на стр. 109 и 136 устанавливается, что были и пресвитеры; на стр. 825, 884 устанавливается, что были и епископы. Да кто не знает, что в послании Тимофея апостол Павел пишет, что

«подобает епископу быти непорочну, единыя жены мужу» (1-е Тимоф. гл. III, ст. 2).

Как же г. Румянцев смеет утверждать, что при апостолах не было епископов. Были они. И поэтому цитата, прочитанная им из книги «О вере», что «последнее постановление последовати имать первому» показывает иерархическое состояние Церкви до конца мира.

Безпоповские наставники имеют даже сан. У меня в руках имеется безпоповский «Потребник».

«Како брате, - говорится здесь приходящему на исповедь наставнику, - и господине, и отче, паче же и чадо, не порочен ли еси и достоин ли стал в духовныя настоятели? Давно ли, и по чьему желанию, и кем ты возведен был еси на сию степень? Не проискивал ли еси како сея степени ( безпоповский «Потребник», лис. 161 и об., изд. 7421 г.).

На листе 162 «Потребника» задаются такие вопросы наставнику:

«Не преступил ли еси настоятельства своего, и поучений и преданий апостольских? Не отрекался ли еси настоятельскаго имени или действа? И не глаголал ли еси с клятвою еже не совершати тебе духовныя требы, и преступив, паки действовал еси?» «Не оставил ли еси своевольно церковь, в нейже поставлен был еси, и паству свою, и не переходил ли еси в другую без нужди или коего ради житейскаго прибытка» (там же лис. 162 и об.).

Отсюда понятно, что поморцы считают своих наставников не простыми мужичками, а иерархическими лицами, имеющими духовную степень. Вот такого-то положения мирян в Церкви быть не может. Но этого мало, что наставники присвоили себе власть духовную и восхитили ее сами. Наставники, вот еще в каком положении находятся. Читаю 67 лист «Номоканона»:

«Вопрос. Елико аще крещают несвященнии, мужие же и жены или иноцы, что достоит творити? Ответ. Аще умрет крестивыися, прежде нежели постигнути священнику, божественная благодать совершает и, аще ли жив будет, да паки поставит и священник в купель, и молитвы и мvро по обычаю творит» .

Только два способа есть получить благодать Св. Духа тому младенцу, крещение котораго совершил мирянин. Первый способ - это когда младенец умрет, только тогда благодать Св. Духа сообщается ему на том уж свете. Следовательно, наставники безпоповские, как крещенные мирянами, если бы они были даже правоверными людьми, только тогда получат благодать, когда умрут, а они еще, не умирая, совершают у себя крещение. Так вот о таких, которые крещены мирянами, простыми мужичками, не получившими благодати Св. Духа (она дается после смерти), я и спрашиваю: возможно ли им совершать таинства? Нет. Второй способ получения благодати в этом же «Номоканоне» определяется довершением таинства, с приездом священника. Безпоповцы же никогда не ждут к себе священника, и этот способ получения благодати для них немыслим.

Своим наставничеством безпоповцы разрушают основныя начала церковной жизни. Их наставничество идет против домостроительства Христова. Сила и власть на совершение таинств преподается только в священстве. На листе 34 об. и 35 «Малаго катехизиса» говорится:

«Священство установленное от Христа во апостолех, их же возложением рук на епископах, от епископов же на священниках, яже освящени бывают чином церковным на строение святых таин, и на преподование спасительнаго учения Христова»; «рукоположение же силы никто же имать, точию епископове» (Малый Катихизис, лис. 34 об. и 35).

А поморцы рукоположение, или, как они выражаются, «поставление» присвоили простым мужичкам, при чем таким, которые никогда не были крещены духовным лицом, и которые, если бы были и благочестивыми, могли бы получить благодать только после смерти. Такое состояние дважды убийственно и трижды преступно. Блаженный Симеон Солунский говорит:

«Если же некоторые, по Божию попущению, настолько дозволяют себе дерзости, что нечестиво и без веры (ибо, это неверие) принимают на себя священство, не быв рукоположены, и совершают дела священства, то для выражения тяжести осуждения, ожидающаго такого человека, нет слов. Его действия хуже действий самых нечестивцев и свойственны одним демонам, которые преображаются во ангела света, не будучи им, и подделываются под действия Божия, будучи безбожниками и противниками Бога. Таким образом, такие люди подвергнутся величайшему и невыразимому наказанию за то, что так кощунствуют над вещами божественными. Их слова и действия - не божественныя: так как они не имеют благодати рукоположения, они понесут наказание и за обманутых ими - крещенных, или рукоположенных, так как сами не рукоположены и не крещены. Не имеющий ничего, - ничего не дает, и никто не получает ничего у неимеющаго, хотя бы и думал, что тот имеет. Отсюда обманутый и думающий, что он крещен, или рукоположен, не имеет ни того, ни другого, - и в его погибели виновен обманувший» (Книга блаж. Симеона Солунскаго, в русском переводе, т. III, стр. 147-148).

Вы видите из этого определения блаженнаго отца, что, если бы кто в Церкви Христовой, по допущению Божию, взял на себя пастырския обязанности, не будучи рукопоженным, то тот считается страшнейшим преступником, настолько великим, что св. отец не находит достойнаго слова к осуждению такого преступнаго состояния. Оно подобно состоянию демона, который превращается в ангела обманным образом. Вот какие - суд и осуждение произносятся над безпоповским наставничеством. Мне могут сказать, что наставники поморские не надевают риз. Но примите во внимание, что блаженный Симеон Солунский направлял это осуждение против протестантов, у которых пасторы их (наставники) не облачаются в священныя ризы (так же, как и поморские настоятели) и в простых кафтанах совершают свои таинства. И тем не менее блаженный отец считает их худшими из всех нечестивцев, потому что они присвоили себе власть без священно-иерархическаго рукоположения. Поэтому я и ставлю моему собеседнику вопрос: чем же оправдывается такое беззаконное состояние безпоповскаго наставничества - каким писанием, каким святоотеческим изречением? Если мой собеседник не в состоянии ответить на этот вопрос, то долг совести его заставляет признаться искренно, откровенно, что это преступное состояние ничем и никак нельзя оправдать.

Пятая речь Ф. Ф. Румянцева

Глубокоуважаемое собрание. Оправдание избрания наставников и настоятелей доказано церковной практикой и словами самаго Христа Спасителя, - что тому предоставляется управление церковью, кто будет верным. Интересно то, дорогие слушатели, - уважаемый собеседник говорит «они восхитили на себя власть самочинно, якобы в подрыв православнаго священства», но ведь православное священство вступило на путь неправильнаго учения в 1666 году, с этим соглашаетесь и вы, значит 180 лет австрийцы не имели епископа, пока не нашли себе Амвросия. Вы нас обвиняете за то, что мы проповедуем в настоящее время небытие православнаго священства, такое утверждение вы называете кощунственным, но как же случилось, что 180 лет не было епископства. Раз епископства нет, значит нет и священства. Мною было доказано, что истинное священство падет, о чем у пророка Даниила предсказано... Глава 12.

«Егда скончается разсыпание людей руки освященных и уведят сия вся» .

Покажите же, где написано, что виновны те, кто не следует за еретическим, ложным священством. По поводу приведеннаго мною историческаго факта, в Царстве Польском. Ф. Е. говорил «кто» у них ставит. Они поставлены не Христом, а дьяволом. Уважаемый собеседник, наши духовныя лица избираются народом, а что касается ложных попов, то действительно, они поставляются дьяволом. Ф. Е. говорит, что якобы мы отказываемся называть своих наставников и настоятелей духовными лицами. Я не говорю, что они не духовные, но они не священныя лица. Мой собеседник указал на 2-й лист «деяния собора», и говорит, что они названы духовными, а не мирскими. Чтобы показать вам, что слов «не мирскими» в указанном месте нет, что оно прибавлено самим Ф. Е., я прочту это место.

«Отцов духовных не следует считать простецами, т. к. они получают, по избрании приходом и по благословении другаго отца духовнаго, преемтсвенно передаваемую - благодать Духа Святаго на управление церковию» .

Где же здесь сказано, что не считать мирскими - это уже ваша выдумка.

Как я сказал, наши отцы духовные потому, что исправляют духовныя дела, их исполнять могут не только священныя лица, но и простецы. Ф. Е. говорит: «благодать у них верующие получают только по переселении из сего бытия в будущее». Но это, - ваше оправдание. Вы поступаете не чистоплотно, идя не прямо, а обходами. В указанных словах говорится о том времени, когда еще было православное священство, и значит, если родится человек и близко нет священника, то он может быть крещен простецом, а потом и мvропомазан священником.

Считается ли истинным крещение простеца, это уже другой вопрос, к освещению котораго я и перехожу.

Св. Феодор Студит во второй части на 82-й стр. говорит:

«Некрещеному полезнее, если не найдется православный для совершения крещения, крестится от монаха, или, за неимением и этого, от мирянина, произносящаго: крещается такой-то во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, нежели отойти непросвященным; и он становится поистине крещенным» .

Видите, уважаемый собеседник, значит ваша мысль не выдерживает никакой критики. Здесь говорится, - если нет православнаго священника, то можно креститься от простого, и это будет истинным крещением, а при таком крещении преемлется благодать. Вы обсуждаете не ту сторону, которую следовало бы. Вы говорите, где такое правило Церкви, которое позволяет простецам управлять ею. Иоанн Златоуст говорит, что плохо без начальника, читаю лист 3113 в беседах: Беседы на 14 посланий.

«Злое убо есть везде безначалие, и многих бед вина, и начало безчиния и слияния: наипаче же в церкви толико не твердо есть» .

Но еще горше, если начальник злой.

«Но не зли речет кто нам, яко и третее злое егда начальник будет зол. вем и аз, яко не мало сие злое, но и безначалия много злейшее» .

Лучше никто пусть не ведет, нежели от злого ведому быти.

«Лучьше бо есть ни от единого же водиму быти, нежели от злаго водиму быти. Той бо многажды убо спасеся, многажды же и беду подъят: сей же всячески беду приимет, в яму ведом сыи» .

За таким еретическим, за ложным пастырем прямо в яму пойдешь.

О том, что нужно повиноваться наставникам, говорит и апостол Павел:

«Како убо Павел глаголет, повинуйтеся наставником вашим, и покаряйтеся; (ниже) Что убо, рече, егда зол будет, не повинемся ли; зол, како глаголеши; аще убо веры ради, бегай его и отрицайся, не точию аще человек бы был, но аще и аггел с небеси сшедый: аще же ли жития ради, не испытуй» .

Пусть лучше никто не ведет, чем итти под управлением злого пастыря. Отсюда вытекает, мой уважаемый собеседник, что ваша мысль несправедлива и разбивается в прах.

Вы упоминали «Потребник» Преображенскаго общества, но это, должен сказать, что обсуждение его нашей беседе не подлежит. Когда будете беседовать с преображенцами, тогда его и упоминайте. Вообще вы на наших беседах задеваете стороны, как это было и в прежних речах, обсуждение которых нам не подлежит, а потому я, дорожа временем, их оставляю без разбора.

Что же касается утверждения моего собеседника, что дьяконы были служителями при алтаре, то ведь это было тогда, когда были уже епископы.

До них же 7 дьяконам поручено было управление домом и заботы о пропитании вдовиц и сирот. Справедливость моего утверждения доказывается 6-м вселенским собором.

«Не было никакого епископа, а только были одни апостолы... Седмь диаконов не должны приемлемы быти за служителей таинствам» .

Видите, уважаемый собеседник, вы идете не против меня, а против 6-го Вселенскаго Собора.

Когда же появились епископы, то тогда появились и чины священства. Мой уважаемый собеседник не хочет различать эти различныя времена - когда епископов не было и когда они появились.

«По изложенному учению, но суть те, которым поручено было домостроительство для общей потребности тогда собранных» .

Мною было уже упомянуто, что благовествующие более епископов, они трудились над божественным делом, о чем повествует нам св. Златоуст; читаю лист 1688 в беседах.

«Иже не всюду обходяще, но благовествующе токмо, якоже Прискилла и Акила. Пастырей и учителей, имже всецелый вверен бысть язык. Чтоже; пастырие и учителие меньшии ли бяху; и вельми, обходящих и благовествующих седящии и на едином месте упражняющиися, яко Тимофей, Тит» .

Из этого видно, что пастыри были меньше «вельми обходящих и благовествующих», которые больше епископов трудились, потому что последние сидели на одном месте, а они повсюду благовествовали Евангелие, терпели различныя неприятности и невзгоды, переносили безчисленныя тяготы, как говорит апостол Павел.

Итак, дорогие братья, мой уважаемый собеседник говорит, что епископ Павел Коломенский не мог благословить наставников, это было бы, по его мнению, нарушением церковнаго порядка. Но вы о Павле Коломенском только сказали, а никакими данными этого не подтвердили; вы должны знать, что возстановить священнический сан Павел Коломенский не мог на том основании, что был лишен сана патриархом Никоном и сослан. Читая Симеона Солунскаго, мой собеседник доказал, как несправедливо он пользуется выдержками из творений свв. отцов.Симеон Солунский на листе 392 оборота говорит:

«Аще же неции попущением Божиим к сему приидоша дерзностни, яко же не верно и злочестиво бо, (неверие бо толикое) без священства хиротонию приемляти, яже священства действовати, не есть слово рещи яже о осуждении таковом: горше бо сие дело и нечестивых самых, и токмо демонов, во ангела света преобразующихся не сущих...» .

Теперь является вопрос, - а мы разве принимаем на себя священство самочинно. Если это и старается кто-либо доказать, то исключительно только Ф. Е. Нигде, ни в бытность наших предков, ни у нас, ни в наших соборных деяниях, нигде никто не найдет, чтобы мы восхищали священство.

«Не бо гласы божественныя яже о них, ниже божественная дела, понеже благодати хиротонии не имеют, но и казнею возказнятся иною ради от тех прельщенных, или рукоположенных. тии бо и ни хиротонисани, и не крещени» .

Епископ что делает: хиротонисает, а пресвитер - литургисает; а мы разве совершаем такия дела? Мы совершаем то, что св. Церковь позволила нерукоположенным. За несуществованием православнаго священства предоставляется право крестить простецам.

Я спрашиваю вас, где сказано, что люди подлежат наказанию, если пользуются этим правом?

«Ничтоже бо неимеяй дает (ниже) тем же и прельстивыися, и веруя быти крещен или иерей, не есть, и погибели того прельстивый виновен» .

Те, кто, не имея истиннаго рукоположения по преемству святых апостолов, выдают себя за священников для прельщения народа, те действительно подлежат этому осуждению: они хуже демонов.

Дорогие слушатели, насколько было возможно разобрать приведенныя моим собеседником свидетельства, хотя и не относящияся к делу, я разобрал. Теперь спрашиваю уважаемаго собеседника: пусть он покажет - есть ли где в писании запрещение, что когда православнаго священства не станет, то нельзя христианам выбирать из своей среды себе управителей, а также где написано, что если люди не последуют за еретическим и ложным священством, то они подлежат за это церковному наказанию.

Шестая речь Ф. Е. Мельникова

Почтенное собрание! Мой собеседник в последней речи старался уклониться от моего вопроса и даже не от вопроса только, но и от предмета сегодняшняго собеседования. Он начал говорить о том, что священство не вечно. Я мог бы собрать целую тысячу доказательств о том, что священство пребудет вечно, но не могу их приводить на этой беседе, потому что для этого будет специальная беседа, на которой будет решаться этот вопрос. Дальше он говорил о том, что у нас, старообрядцев, не было 180 лет епископов. Заявляю, что и по этому вопросу тоже будет особая беседа, и пусть мой собеседник тогда выставляет свои доказательства. По этому пункту я сегодня отвечать не буду. Затем он старался доказать, что в апостольския времена не было разделения иерархии на три чина: епископов, священников и диаконов и приводит единственное место Златоуста в толковании на 16 правило VІ-го вселенскаго собора. Но там не говорится, что не было иерархии при апостолах, а говорится, что не было разделения в именах, а это - огромнейшая разница. Мы знаем, что католики называют своего первосвященника, всемирнаго патриарха, - папою. Это название принадлежит каждому родителю: каждаго отца зовут папой. Но там, в Риме, в это название вкладывается совершенно иное понятие: там под словом «папа» разумеют не родителя обыкновеннаго (как мы понимаем), а верховнаго святителя. Так и в апостольския времена при самом только начале апостольской жизни, хотя не было разделения на епископов, священников и диаконов, но только по имени, а в действительности, в самой сущности, - во власти и силе это разделение было. Вот, св. Златоуст говорит на 135 листе своих «Бесед на апостольския деяния»:

«Аще и не един еще епископ бе, но апостоли сами токмо» .

Здесь говорится о том моменте, когда апостолы еще не рукополагали себе преемников. Совершенно верно, раз не рукополагали, то их и не было. Читаю ниже:

«Отнюдуже ниже диаконов, ниже пресвитерей мню имени быти явленну и изъясненну; но тогда на сие хиротонисани быша. И не просте врученна им бысть власть: но помолишася над ними возмощи быти силе» . («Беседы на деяния свв. апостол», беседа 14-я).

Тот же Златоуст, на котораго ссылался мой собеседник, дает здесь объяснение, как нужно понимать его слова. Апостолы рукоположили целый ряд епископов. Известных назову - Тита и Тимофея. В книге «О вере», на том же почти листе, на который ссылался мой собеседник, говорится:

«Якоже пишет святыи апостол Лука евангелист о сем. Бысть рече в то время гонение велие на церковь Иеросалимскую, не на ту, иже Соломоном создана бысть, еюже тогда жидове владели, но на верующих во Христа, гонение разумей. Тогда бо еще не у созидаемы верных церкви беша. А от сего добре познавается, яко таможе являет. В оно время, возложи Ирод царь руце озлобити некия, иже от церкве, уби же Иакова брата Иоанова мечем; то же бы и Петру было, аще не бы молитва церковная поспешьствовала ему. Другаго же Иакова брата Господня по плоти, перваго епископа Иеросалимскаго, от Самаго Христа поставленнаго, лютость жидовская уби» . (Книга «О вере», лис. 24).

Сам Христос поставил епископов. Как же г. Румянцев отрицает, что их не было; ими были апостолы. Я считаю вопрос исчерпанным относительно состояния иерархии в апостольския времена. Мною безспорно установлено, что тогда епископы, священники и диаконы были, и если мой собеседник сам приводит слова из книги «О вере», что последнее постановление будет следовать первому, то, следовательно, это состояние иерархии в трех чннах будет и при конце мира. Поэтому я и заявляю, что вопрос собеседника о том, что нам делать, когда священство уничтожится, не приемлем, его быть не может. Все равно, если спросить: что будет светить тогда, когда солнца не будет? Такого состояния не будет до скончания мира.

Далее ссылается мой собеседник на книгу «Деяний» поморскаго собора, при чем замечает, что я будто бы неверно прочел лист 2-й. Позвольте, я снова вам его прочту. Здесь ставится вопрос:

«Установить соборне, как считать наших отцов духовных: духовными лицами или такими же простецами, как и миряне. Имеют ли они преемственно-передаваемую благодать Духа Святаго?»

Вопрос ясен. Мой собеседник сказал: мы такого вопроса не решали, а я говорю: нет, решали. И вот каков ответ собора:

«Отцов духовных не следует считать простецами» (там же, лис. 2).

Не следует, они не простецы. И это неоднократно подчеркивается, чуть ли не в каждом определении собора о наставничестве. После того, как был принят вопрос в том смысле, чтобы считать наставников не мирянами, председатель собора обратился к наставникам с такими словами:

«Возлюбленные отцы наши духовные! Смею вас приветствовать не как простых смертных, но как наших духовных лиц. Вам вверяем мы всю нашу духовную жизнь, мы признаем в вас врачей, исцеляющих по уставу св. Церкви наши душевные недуги» («Деяния поморскаго собора», час. I, стр. 31).

Скажите по совести, разве это мирское состояние? Разве о простецах так говорят? Нет. Здесь точно и определенно установлено, что у безпоповцев существует особая иерархия, существуют духовныя лица, пользующияся правами иерархическими, при чем сравниваются эти права со священническими и даже епископскими правами. В таком случае, я вполне имею право осуждать поморских наставников словами Симеона Солунскаго, как самозванцев, как не имеющих на себе святительскаго рукоположения. Я прочитал из безпоповскаго «Потребника», что поморцы имеют даже особый чин исповеди для своих наставников, как для духовных и священных лиц, в котором спрашивают о степенях наставничества, о санах. Мой собеседник сказал, что я читаю не поморский «Потребник», а федосеевский. Правда, он напечатан федосеевцами. Но вот что говорится, например, на 13 листе «Деяний поморскаго собора»: Нам нужно «напечатать единый Устав служебный и Потребник», и потом решают, что можно руководствоваться книгами Преображенской печати. Нашему собеседнику, если он не доверяет цитированному мною «Потребнику», которым руководствуются безпоповские наставники, следовало бы указать свой «Потребник», но он этого не сделал. Наставничество для безпоповцев, и особенно для моего собеседника, является какой-то петлей, которая, куда ее ни тяни, все равно задавит. Ф. Ф. боится признать своих наставников духовными лицами, потому что я спрашиваю: чем же возможно такую иерархию утвердить и оправдать? И на это ответа нет. Но в то же время боится он отвергнуть свой собор, который так точно и определенно решил вопрос о наставниках, что они иерархическия лица. Замечательно, что тот же Ф. Ф., когда приходится ему решать вопросы не в этой обстановке, какая у нас теперь, дает иныя объяснения своим наставникам. Вот, господа, вчера в «Русском Слове» было напечатано, что мой собеседник, Румянцев, обратился в сенат с жалобой на министра финансов, привлекшаго Румянцева к платежу квартирнаго налога в Москве. Румянцев доказывает в своем прошении, что он - духовное лицо и потому должен быть освобожден от налога. Когда идет дело на счет денег, Ф. Ф. заявляет себя духовным лицом, чтобы избавиться от квартирнаго налога, а когда я его припер к стене, и спрашиваю: на основании чего ты руководствуешься, как иерархическое лицо? - он и ногами и руками, и главным образом языком отрекается: «нет, я не духовное лицо». Не дай Бог, сенат это узнает, - квартирнаго налога, пожалуй, еще больше прибавит.

Мой собеседник старался словами Иоанна Златоуста доказать, что когда в Церкви наставники будут злые, то лучше никем не руководствоваться. Спрашивается, для чего он приводил это указание св. отца? Если - никем, то зачем же вы завели самовольное наставничество, когда можно оставаться без руководства пастырей? Где же Златоуст повелевает иметь самочинных наставников и вручать им «всю свою жизнь», как выражался г. Пичугин. Если Златоуст допускал такое состояние Церкви, когда она может лишиться на время руководства пастырей, то тот же Златоуст говорит: все-таки без священства не должны оставаться.

«Действительно, безумно не уважать такую власть, без которой нам невозможно получить спасения и обетованных благ. Если никто не может войти в царствие небесное, аще не родится водою и Духом (Иоан. III, 5), и не ядущий плоти Господа и не пиющий крове Его лишается вечной жизни (VI, 53), а все это совершается ни кем иным, как только этими священными руками, т.-е. руками священника, то как без посредства их можно будет кому-нибудь избежать геенскаго огня, или получить уготованные венцы? Священники для нас суть те мужи, которым вручено рождение духовное и возрождение крещением, чрез них мы облекаемся во Христа, и погребаемся вместе с Сыном Божиим и соделываемся членами этой блаженной Главы» («Творения св. Иоанна Златоустаго», т. I, стр. 418).

Златоуст в своих письмах к Олимпиаде пишет, что если бы случились такия обстоятельства, что не стало бы пастырей, то Господь снова возвратит заблудших в Церковь Христову и возстановит с большим блеском то, что «разрушено до основания и обветшало» («Письма к Олимпиаде», стр. 15). Ясно, что Златоуст ни в каком случае не мог проповедывать того печальнаго, нечестиваго положения, в котором находятся безпоповцы. Он верил, что священство должно быть в Церкви, и если допускал временное уклонение епископов, то говорил, что Бог их снова возвратит.

Безпоповские наставники захватили себе власть не только священническую и епископскую, но даже больше: они захватили власть даже соборную. Так, например, на 2-м листе того же соборнаго «Деяния» говорится, что нужно предоставить право духовным отцам низвергать, отлучать и судить отцов духовных. На 22 странице «Деяний собора» указывается, что действительно у поморцев предрешен вопрос о праве суда над духовными лицами.

«Пусть при том, - говорится здесь, - составит (комиссия) и правила для выбора и поставления духовных отцов. Установит форму ставленной грамоты для отцов духовных. Решит, кто имеет право судить, отлучать и извергать отцов духовных в случае совершения ими какого-либо противозаконнаго поступка» .

Дальше, на 110 странице, говорится, что наставники имеют даже священные саны.

«Должно, - читаем здесь, - брак, яко законный, надлежащим образом омолитвословить. Буде ж, что окажется сему разсмотрению противное, то онаго брака, яко незаконнаго, не молитвословить, под казнею низвержения настоятельскаго сана, или строжайшаго наказания» («Деяния поморскаго собора», час. II, стр. 110).

На 148 стр. той же соборной книги изложено определение собора относительно одного наставника. Собор определил:

«Наставника г. Троицка, Оренб. губ., Михаила Никиф. Степанова признать виновным в умышленно неправильном брачном сочетании своей дочери с сыном Алекс. Ив. Полякова, Феодором, в пяти степенях духовнаго родства, и извергает его от обязанности наставника и духовнаго отца». «Определение наше в копии объявить изверженному наставнику М. Н. Степанову, увольняемому председателю совета С. З. Егорову и заинтересованному обществу христиан г. Троицка под росписки, которыя и приложить к сему делу» .

Вы видите, что, возводя своих простых мужичков, даже не получивших законнаго крещения, в духовный сан с правом священства и епископства, поморцы в то же время присвоили себе право и извергать их из сана. Если они - миряне, то на каком основании они судят, отлучают и извергают за грехи своих наставников? Кто им дал это право? На Стоглавом соборе решался, - и очень обстоятельно решен, - вопрос о святительском суде. В главе 53 говорится:

«Яко не подобает князем и боляром, и всяким московским судиям священническаго и иноческаго чина на суд привлачати, ниже таковых судити, да не обладает ими никто же от простых людей, точию великая соборная церковь обладает ими, и судит таковых по закону священных правил. А от простых людей, ни князь, ни болярин и мирский судия, да не обладает иерей, ниже монастыря, ниже мниха, сия вся освященная Богови» («Стоглав», стр. 179, изд. Кожанчикова, 1863 г.).

На 189 странице того же Стоглаваго собора изрекается осуждение тем лицам, которыя, будучи мирянами, осуждают духовных лиц:

«Аще кто от них еже не верует быти сему, безстуж сый, и о сих вечным да держим будет осуждением и вечным мукам повинен будет, да имеет тогда и сопротивники себе святых Божиих властель апостольских Петра и Павла в сем веце и в будущем, и в преисподнем аде мучим будет, да исчезнут со дияволом и со всеми нечестивыми» (глава 60).

На 199 странице говорится:

«Аще кий царь, или кий князь или кто ни есть в каковом сану, судит святительский суд или восхитит или возмет что от святых церквей или от монастырей возложенных Богови в наследие вечных благ, такови бо, по божественным правилом от Бога яко святокрадцы осудятся и от святых отец под вечною клятвою суть» (глава 63).

На 202 странице осуждаются миряне словами Киприана, митрополита Киевскаго, за то, что взяли себе святительский суд и судят духовных наставников (глава 65). Безпоповские наставники считаются в своей среде духовными лицами; их, как духовных лиц, если они совершат преступление или грех, должен же кто-либо судить. Судят их они сами, будучи мирянами, следовательно, совершают этим судом целый ряд преступлений и беззаконий. В «Кормчей» говорится, что духовных лиц: епископов, священников и диаконов может судить только собор епископов. В 12 правиле Карфагенскаго собора говорится:

«Епископа в некоей вине суща, аще не весь собор области тоя, обаче дванадесять епископа да судят, презвитера же шесть, и диакона трие» (слав. «Кормчая», лис. 122 об.).

В 121 правиле «Номоканона» говорится:

«Яко не достоит просту укорити священника, или бити, или поношати, или клеветати, или обличати в лице, аще убо и истинна суть. Аще же постигнет сие сотворити, да прокленется мирский, да отмещется из церкве, разлучен бо есть от Святыя Троицы, и послан будет во Иудино место. Писано бо есть: князю людей твоих не речеши зла. Такожде и настоятеля безчествуяй» .

Безпоповские наставники считаются настоятелями, духовными лицами, которым присвоена власть не только иерейская, но и епископская, они - управители церкви и совершители таинств, Пичугин говорит, что вся жизнь церковная дается в их руки. И вот таких-то сановитых людей судят у поморцев простые мужички, миряне. Таким образом они осуждают себя с двух сторон: с одной стороны, что восхитили на себя святительский чин, с другой, - что, будучи мирянами, они этих святителей извергают сами. Поэтому к ним, именно к ним, и относятся слова Симеона Солунскаго:

«Если же некоторые, по Божию попущению, настолько, дозволяют себе дерзости, что нечестиво и без веры (ибо это неверие) принимают на себя священство, не быв рукоположены, и совершают дела священства, то для выражения тяжести осуждения, ожидающаго такого человека, нет слов. Его действия хуже действий самых нечестивцев и свойственны одним демонам, которые преображаются во ангела света, не будучи им, и подделываются под действия Божия, будучи безбожниками и противниками Бога. Таким образом такие люди подвергнутся величайшему и невыразимому наказанию за то, что так кощунствуют над вещами божественными. Их слова и действия - не божественныя: так как они не имеют благодати рукоположения, они понесут наказание и за обманутых ими - крещенных, или рукоположенных, так как сами не рукоположены и не крещены. Не имеющий ничего, - ничего не дает, и никто не получает ничего у неимеющаго, хотя бы и думал, что тот имеет. Отсюда обманутый и думающий, что он крещен, или рукоположен, не имеет ни того, ни другого, - и в его погибели виновен обманувший» (Кн. блаж. Симеона Солунскаго, в русском перев., т. III, стр. 147-148).

Я в этой речи выставил другую сторону состояния поморских наставников, именно духовный их суд, и спрашиваю моего собеседника: на основании каких церковных канонов они осуждают и извергают из сана своих духовных, иерархических лиц, будучи сами мирянами, простыми мужичками, к тому же еще не крещенными законным священством?

Шестая речь Ф. Ф. Румянцева

Уважаемое собрание! Мой собеседник спрашивает, какое мы имеем право судить своих настоятелей, будучи мирянами? Церковь сама судит и предоставляет это право всем, кто принадлежит к ней. На ваше заявление, что мы не крещены законным священником, я должен сказать. Мы имеем истинное крещение на себе, и совершаем это таинство за лишением православнаго священства. Мы имеем истинное крещение от Церкви Христовой. Что же касается того, - если и крещен, но от еретическаго или ложнаго священника, то это ложное крещение и оно служит не во спасение, а в погибель, и не крещением считается, а паче осквернением. На вопрос моего собеседника - кто предоставил нам это право, я должен сказать, уважаемые слушатели, что в предыдущих речах об этом много уже говорилось, и для большей ясности повторю еще раз. Прежде всего, о правах управления церковью говорит Сам Христос Спаситель.

«Рече же Господь, кто убо есть верный строитель и мудрый, его же поставит Господь над челядию своею» .

Спаситель Христос говорит, что это право будет иметь тот, кто будет верен. На этих словах Христа Спасителя основаны мои доказательства. В 1666 году остались верными преданию св. Церкви только наши блаженной памяти предки. Они не последовали за еретическим и ложным священством, а раз они остались верными, то по слову Самого Христа Спасителя получили это право.

Далее:

«Вопроси Петр, яко всеми пекиися, и о послушающих горяй, и яко братолюбец, и яко уже церкви поручена ему, аще ко всем притчу сию глаголет; Господь же явлено убо не отвеща ему по вопросу, покровенно же глаголет, яко реченная притча обща бе, и во все достигающи и сущим верным» .

Об этом говорит и «Толкователь».

«Что же к вам апостолом рече; иже присным учения или заступления сподоби ли ином уже, слушайте: кто бо есть верный и мудрый строитель и иконом» .

Ясно и определенно: сказано, что не только 12 апостолам дано право управления Церковью, а тому, кто будет верен.

«Реченная убо притча многим, рече подобна» .

С известнаго времени пастыри уклонились с истиннаго пути, а поэтому наши избранные народом духовные отцы управляют Церковью не самочинно, и самовольно, а по предсказанию Самого Христа Спасителя. Несмотря на то, что постановление собора 1909 года об отцах духовных, где говорится, что их не должно считать простецами, но духовными лицами, исправлено, что заметил уже и сам Ф. Е. и в своей книге «Возможно ли объединение старообрядчества» написал. Читаю ее на стр. 81. В книге «Деянии собора» напечатано: «неприемлемо», но это оказалось опечаткой, которую и исправил первый всероссийский съезд поморцев (см. в «Трудах съезда» стр. 14).

Несмотря на все это, мой собеседник продолжает указывать на это место, а про исправление совершенно забывает.

Говоря обо мне, что якобы я руками и ногами отмахиваюсь от духовнаго звания, но когда дело дошло до квартирнаго налога, то в своем прошении указал, что принадлежу к духовному званию. Говоря так, вы, Ф. Е., поступаете в высшей степени несправедливо. От того, что я духовный отец, я не отрекаюсь, но от священнаго звания отрекаюсь. Ведь иное дело духовное, иное дело священное. Вам хорошо известно, что духовными отцами могут быть не имеющие на себе никакой священной хиротонии. У нас именуются духовными лицами потому, что исполняют духовныя дела, но, чтобы наши духовныя лица занимали священническия степени, - это уже ваше желание, это тоже вы навязываете нам совершенно произвольно. Ловить же своего собеседника на словах и этим стараться вызвать смех у публики, это уже недостойно порядочнаго собеседника.

На мое утверждение, что священство прекратится, Ф. Е. вызвался привести ряд свидетельств, что этого не будет, но последняго он не сделал. Он указал на книгу о Вере, и, утверждая, что там сказано, трехчинная иерархия пребудет до конца века, но этого там нет.

Сравнивая священство с солнцем, Ф. Е. говорит, что как солнце никогда не перестанет светить, так и священство всегда пребудет. Что касается солнца, то это верно, но о священстве предсказано, что оно падет, что и исполнилось в 1666 г. Указывая на Пичугина, Ф. Е. говорит, что он называл наших настоятелей не обыкновенными смертными, а духовными лицами. В словах Пичугина я ничего противозаконнаго не вижу. Он приветствовал их, как духовных лиц, как блюстителей духовнаго дела, каковое приветствие заслуживается ими их служением. Мой уважаемый собеседник обратил ваше внимание на слова Симеона Солунскаго:

«Аще же неции попущением Божиим к сему приидоша дерзостни, яко же не верно и злочестиво, без священства хиротонию приемляти яже, священства действовати» .

Это действительно правда. Но мы не только что не получаем, но обвиняем тех, кто получил ее самовольно. Мы останемся лучше под управлением простых верных лиц, чем согласимся признать незаконную иерархию.

Что же касается трех чинов иерархии, будто бы я не признаю ее во времена апостольския, это не так - я никогда не отрицал, что во времена апостольския не было епископов, так как их поставили апостолы, но я только указывал на то время, когда еще при апостолах не было трехчинной иерархии, когда еще не было звания ни епископов, ни пресвитеров, а Церковь управлялась верующими, которые не имели священных степеней и в то же время проповедывали Евангелие, крестили, и этого вы оспаривать ни в коем случае не можете.

Что же касается ваших слов, что только Златоуст говорит, что они не имели рукоположения. Как сказал Златоуст, - тоже подтвердил и 6-й Вселенский собор. Сильнее этих доказательств не требуется. Св. Златоуст и 6-й Вселенский собор говорят о том времени, когда еще не было священнических степеней, а это было в начале Церкви. А какое было начало, такой, как сказано в книге «О Вере», будет и конец. В своей речи Ф. Е. сравнивал нас с протестантами, но это уже опять противоречие. В книге «Возможно ли объединение» он доказывает, что никакого сходства у нас с протестантами нет, а здесь говорит совершенно другое. Вот ваши слова, читаю стр. 15.

«Старообрядцы - безпоповцы признают древнее священство истинным, подлинно Христовым установлением; они веруют, что это священство должно быть в Церкви Христовой, и если не имеют его в действительности, то только, как заявляют они, по несчастному случаю, совершившемуся с иерархией в 1666 году. Староверцы-поморцы веруют в древнее священство, - уверяет нас Л. Ф. Пичугин, - исповедуют его истинным и Божиим, а только не соглашаются со священством, происшедшим от числа лета 1666 года, и в силу крайней нужды избирают достойных лиц для духовнаго служения своей церкви» .

Где же вы говорите правду, Ф. Е.: в настоящее время, или в этой книге? Вы говорите, что старообрядцы-безпоповцы истинное священство приемлют, но по сложившимся историческим обстоятельствам признают, что такого священства не стало, так как оно ушло с истиннаго пути, и обвинять нас за то, что у нас нет священства, нет оснований, что вы и доказали, не ответив мне на несколько раз предлагаемый вопрос - где написано, что мы будем виноваты, если не последуем за еретическим, ложным священством. Вместо же этого ответа, вы все говорили, кто самовольно восхитит священнический сан, тот подлежит церковному наказанию. Это ясно и без ваших объяснений. Что же касается постановлений нашего собора, которыя неоднократно упоминал наш собеседник, то я должен сказать, что в наших постановлениях 1-го собора, совершенно не говорится о присвоении нами священнических прав, что в особенности ясно доказывается постановлением 2-го Всероссийскаго собора читаю:

«Духовныя права и обязанности наставников определяются священным писанием, до нерукоположенных пастырей относящихся, и обычаем, оставленным церкви блаженной памяти предками нашими» .

Где здесь, уважаемый собеседник, по крайней мере намек, что мы присваиваем себе священническия права и звание. Как наши блаженной памяти предки, так и мы, в настоящее время признаем, что управители как были простецами, так и остаются ими. А что касается духовных лиц, то как были духовные отцы, так и остаются духовными отцами и в настоящее время. Здесь никаких самочинных восхищений нет, так как св. Феодор Студит говорит: «за неимением священства, это может делать и простец, т.-е. принимать на исповедь». Об этом мною сказано и в предыдущих речах. Итак, дорогие слушатели, мое время приходит к концу, и насколько возможно, я разобрал свидетельства, приведенныя Ф. Е. Вся суть дела сводится к тому, что мною доказано, что после того печальнаго периода времени, когда православное священство пало, в конец, истреблено, то истинно верующие из среды себя избирают, согласно решения Господа Бога управителей.

В Евангелии от Луки говорится, что строителем дома, имением Господним и управителем общины могут быть веруюшие люди. Что же касается вашего священства, то будущая беседа покажет, есть ли оно истинное?

Седьмая речь Ф. Е. Мельникова

Почтенное собрание! Последняя речь моего собеседника была очень характерна. Раньше все время он отказывался от своего духовнаго звания, вернее - состояния, теперь же говорит, что он - духовное лицо, но не священное. В последней речи пусть он мне объяснит, что же означает духовное лицо и что означает священное лицо. Например, я, Мельников, - простой мирянин, занимающийся духовным делом (собеседованиями), могу назваться духовным лицом. Но я - избранное ли лицо в пастырство? Поставлен ли я наставником для управления церковью? Имею ли я право и власть отлучать грешников от Церкви, низлагать духовных своих, извергать их из достоинства и сана? На это я не имею права, хотя считаюсь духовным лицом. А у поморцев разве в таком состоянии находятся духовныя лица? Совсем нет. В таком состоянии, в каком нахожусь я, может быть и женщина, если она занимается духовными делами. Но в таком состоянии, в каком находятся наставники безпоповские, могут быть только или законно рукоположенные священники и епископы, или лица, восхитившия на себя самовольно власть иерархическую.

Собеседник снова напоминает времена апостольския, и тут, к моему счастию, признал, что в апостольския времена была трехчинная иерархия, но был, - говорит, - момент, когда не поставляли епископов апостолы, когда Церковь была без иерархии. Это положение мною уже опровергнуто, тем не менее я считаю нужным напомнить свои доказательства. Я читал из книги «Просветитель» (стр. 491), что апостолы по своему сану, по своей иерархической власти даже выше епископов и выше патриархов. В книге блаженнаго Симеона Солунскаго я читал, что апостолы еще до дня Пятидесятницы были рукоположены Христом, были архиереями и иереями (том II-й, стр. 303-304). Этих мест, приведенных мною из святоотеческих творений, мой почтенный собеседник, конечно, не коснулся, а они ясно удостоверяют, что апостольство, то есть, иерархическая власть, была в Церкви до дня Пятидесятницы.

Ссылался собеседник неоднократно и на то, что Христос поставил верных и благоразумных рабов. «Вот и мы верные и благоразумные рабы», - говорит Ф. Е. о себе и подчеркивает это. Но в том-то и состоит ваше несчастное положение, из котораго вы никак не можете выпутаться, что не все миряне считаются у вас верными рабами, и не им дается право на управление церковью, а лишь выделяются для сего особыя лица, которыя присваивают себе звание духовных, иерархических лиц. Следовательно, эта ссылка на верных рабов не только не оправдывает положения безпоповских наставников, но еще осуждает их.

Указывал собеседник и на то, что я, Мельников, в своей книге «Возможно ли объединение старообрядчества» говорил, что безпоповство признает православное священство. Да, я говорил, что безпоповство в душе своей носит идею признания законнаго священства, бывшаго до патриарха Никона. Период от Никона до апостолов они не отвергают; но в теперешней своей жизни они шагнули так широко, что, пожалуй, протестантов со своими пасторами оставили позади. Они восхитили даже епископскую власть, - вот до какого восхищения дошло безпоповство.

Мой собеседник указывает, что первый собор поморцев ошибся, а второй эту ошибку его исправил. Прежде всего неправду говорит мой собеседник: второй собор поморцев - не собор, а съезд первый. Это не одно и то же. Он говорит, что собор допустил опечатку. Какая же это опечатка, когда в соборных «Деяниях» ясно и определенно постановлено пред лицом всего старообрядчества, что безпоповские наставники не миряне и не простецы, а духовныя лица. Пичугин прямо заявляет:

«Отцы духовные избираются у нас обществом или приходом. Это избрание не дает права быть настоятелем. Это право избранный получает только тогда, когда его благословит на отечество другой настоятель. Это благословение и назвал кто-то из христиан поставлением. Да так же выражались и наши предки» («Деяния поморскаго собора», часть I, стр. 22).

«Поставлением», сиречь хиротонией, рукоположением. Разве это ошибка? Это - ересь, хуже протестантской ереси; она может быть смыта только тогда, когда безпоповцы раскаются в этом своем заблуждении.

Я подвожу, братие, итог нашего собеседования о наставничестве. Мною было выяснено, что безпоповские наставники захватили себе иерархическую власть. Так, в соборных «Деяниях» (на лис. 2, стр. 6, 24, 35, час. I и на стр. 76, 77, час. II) устанавливается три признака поморской иерархии: избрание, поставление и преемство. Мною было доказано, что наставники присваивают себе ключи, принятые ими будто бы от епископа Павла Коломенскаго (о чем говорится в соборном «Деянии» на стр. 6, 8, 22 и др., час. I). Из соборнаго «Деяния» (лист 10) видно, что поморские наставники имеют епископское право отлучать от церкви, имеют право, «поставлены», преемствования (о чем говорится на листе 2-м и на стр. 6, и 22, час. I). Словом, установлена у поморцев новая иерархия с властью священнической и епископской, Наконец, мною было указано, что поморцы восхитили и права собора, так как своих наставников, согрешивших в чем-либо, они судят и извергают из сана. С другой стороны, было доказано, на основании священнаго Писания, святоотеческих книг и канонических определений, что такое состояние незаконно, что это восхищение недарованнаго, что это, как говорят апостолы во втором своем правиле, - борьба со Христом. Словом, это - самовольство и самозванство, наказуемое так жестоко Церковью, что блаж. Симеон Солунский говорит: я даже слов подходящих не нахожу, чтобы сильнее осудить такое состояние.

К чему же приводит наше собеседование о безпоповском наставничестве? Тут есть и хорошия - положительныя стороны, и плохия - отрицательные. Мы видим, что поморцы стремятся в душе к священству. Эта идея у них живет глубоко, и они с тою целью, чтобы осуществить эту идею в жизни, выдвигают священство новое, они таким образом приближаются к нам, поповцам. Стремясь у себя завести священство, они уже перерождаются в поповцев. То безпоповство, которое когда-то руководилось простыми мужичками, отошло в вечность, по нем сами безпоповцы уже поют отходную. Эта сторона, я сказал, положительная, и она нас с ними сближает.

Но вот отрицательная сторона. Поморцы сами попали как бы в петлю, как я выразился: они, беседуя с нами, боятся признавать своих наставников такими, как соборне их признали. Говорят теперь, что наставники - миряне, простые мужички. Да, действительно, это не только простые мужички, но это лица, восхитившия на себя самозванно духовную власть. Это - преступники, которые Церковью осуждаются самым строгим образом. Кроме того, это такия лица, которыя не крещены духовными лицами, никогда не разрешались от грехов, никогда не исповедывались священным лицам, никогда не были помазаны мvром, не причащались Тела и Крови Христовой. Вот отрицательная сторона безпоповскаго состояния.

Я, конечно, не ставлю уже вопроса, но делаю вывод, что около такого духовенства старообрядчество объединиться не может. Нужно искать к объединению другой путь: священство истинное, законное!

Седьмая речь Ф. Ф. Румянцева

Глубокоуважаемое собрание! Ф. Е. призывает нас объединиться вокруг священства, но это - жестокое заблуждение: объединяться надо не вокруг священников, которых много еретических и ложных, а надо объединяться вокруг веры Христовой.

Мой собеседник все повторял, что мы восхитили власть, избирая настоятелей; но ведь их избирает церковь, а раз церковь избрала, значит нет незаконнаго восхищения. Напрасны уверения моего собеседника, что его свидетельства против нас сильны и неопровержимы. Ведь это только самоуспокоение моего собеседника; он говорит так уверенно не потому, что чувствует неоспоримость своих доказательств, а потому, что является врагом нашего общества.

Что же касается слов моего собеседника, что якобы мы шагнули дальше протестантов, то ведь вы писали свою книгу «Возможно ли объединение» после нашего собора, и в ней доказывали, что никакого сходства у нас с протестантами нет. Все, что было до нас, то и содержим, а новаго ничего не восхищаем, неуклонно следуем тому, чему следовали блаженной памяти наши предки.

Если и шагнул кто дальше протестантов, то это те, кто, не имея на себе законнаго рукоположения, поставляют епископов и свяшенников.

Ф. Е. называет преступниками тех, кто избирает настоятелей и наставников. Дорогие слушатели, какое же мы преступление совершили и какие мы церковные каноны нарушили, во всех ваших речах вы этого не доказали. Сказать можно все, но этого мало, надо доказать.

Мне остается, по мере возможности, напомнить вам приведенныя мною свидетельства в защиту нашего наставничества.

Дорогие слушатели, в настоящей беседе мною были приведены в начале слова Христа Спасителя, Который предоставил право управлять Церковью тем, кто будет соблюдать чистоту правой веры. Затем, были приведены слова Иоанна Златоуста, который говорит, что в братии следует одному повелевать, а другим повиноваться, чему мы, за неимением истиннаго священства и следуем. При том мною было прочитано несколько свидетельств, что раз священство прекратилось, то право избирать предоставляется верующим.

Также мною было прочитано из актов южной России о положении христианства в Царстве Польском. Заключить беседу я позволю себе словами «Книги о вере», что:

«Поставление последнее последовати имать первому» .

Дорогие братья, кто слушал со вниманием настоящую беседу, тот на сердце унесет и запечатлеет, что если мы терпим нужду без священства, то лишь потому, что его нет, а за еретическим и ложным мы не последуем. Приношу вам искреннюю благодарность за внимательное отношение к нашей беседе.

Примечания

1Как собор, так и беседы не могли состояться в 1915 г. по случаю военных событий. Пункт 5 условий будет выполнен по окончанию войны.